pesnya-sverchka

Семёнов С. П.

Содержание страницы

«ПЕСНЯ СВЕРЧКА»

(О Прошлом, Настоящем и Будущем Человечества)

Всяк сверчок знай свой шесток.

Русская пословица

  Мы установили и после всё время повторяли, если ты помнишь, что каждый отдельный человек должен заниматься чем-нибудь одним из того, что нужно в государстве, и притом как раз тем, к чему он по своим природным задаткам больше всего способен.

—  Да, мы говорили так.

— Но заниматься своим делом и не вмешиваться в чужие – это и есть справедливость, об этом мы слышали от многих других, да и сами часто так говорили.

— Да, говорили.

— Так вот, мой друг, заниматься каждому своим делом – это, пожалуй, и будет справедливостью.

Платон. «Государство»

Лошадей на переправе не меняют… А ослов?..

(Изречение принадлежит одному из уважаемых мной людей)

Аутентизм – мировоззрение, зиждущееся на принципе аутентичности, согласно которому всё должно соответствовать своей сущности… а коли оно не так – либо плохо, либо вовсе беда.

Каждому своё (нем. Jedem das Seine; лат. Suum cuique)… Не в свои сани не садись…

Всему своё время… Время – разбрасывать камни, время – их собирать… Промедление смерти подобно…

Предварения

Это сочинение было задумано мной в качестве своеобразного Заключения к циклу материалов, которые я активно выкладывал в сетях на протяжении последних 1,5–2-х лет. Все они так или иначе посвящены проблеме Системного Кризиса Планетарной Цивилизации. Однако по ходу дела пришлось обращаться к ряду моих давних соображений, которые для читателя, знакомого лишь с  материалами последних лет, будут новыми. Данное обстоятельство надо обязательно учитывать, ибо все мои нынешние суждения имеют очень долгие корни, так что связь между ними в этих корнях.

Текст содержит довольно много весьма пространных цитат. Это никоим образом не проявление цитатничества – я совершенно не склонен опираться на какие-либо авторитеты. – Всё дело в том, что используемый мной аналогический метод предполагает достаточно детальное представление аналогов. Это особенно касается представления фундаментально априорных суждений (Платон, Конфуций, Мэн-цзы, Сюнь-цзы, Лоренц, Бальмонт, Циолковский).

Текст сильно структурирован с помощью различных средств выделения: тип шрифта, отступы, жирный шрифт, курсив, написание либо с Заглавной буквы, либо ЗАГЛАВНЫМИ; подчёркивание, знаки «», () и [].Использование того или другого средства или их сочетания определено предназначением выделения. Само по себе выделение – это указание на то, что данная часть текста (слово, предложение, абзац и т.п.) имеет либо особое значение (смысл), либо особую важность. Разные средства выделения нужны по той причине, что и значения могут быть разными, и важность бывает разной степени. В большинстве случаев задумываться ни о значении, ни о важности нет никакой необходимости: это должно быть понятно интуитивно, ибо выделения определены контекстом.

Введение

Уже многое написано и сказано мной о будущем человечества. Ан поелику будущее – то, чего ещё не было, всякие рассуждения о нём представляются туманными, и тем более туманными, чем дальше простираешь свой взгляд. Однако человеку присуще стремление предвидеть ход событий и есть к тому соответствующие способности. Волею судеб сам я чуть не всю жизнь озабочен не столько собственной участью, сколько судьбами России и человечества. При этом в моём воображении давно явилась картина, которая с тех пор год за годом становится всё более ясной. Многие её детали, казавшиеся ещё лет 30–40 назад сомнительными, теперь видны вполне отчётливо. Так что у меня есть основания предлагать людям, смотрящим в Будущее, эту свою весьма многосложную картину. Поскольку представить её в целом одним махом практически невозможно, я, следуя своей методологии, излагаю материал весьма мозаично – доверяя способности читателя установить внутреннюю связь между весьма разнородными элементами самостоятельно. А чтобы несколько подогреть интерес к обретению целостной картины, начинаю сей опус с заключительных утверждений. Выражаю надежду, что после знакомства с содержанием всего сочинения они окажутся достаточно понятными. И вот что я утверждаю в конце Опуса:

  1. Генетическая программа биологического вида «Человек Разумный» предполагает способность Человечества отлиться в Планетарный Суперорганизм, устремлённый воспроизводить себя в виде дочерних Цивилизаций по всей Вселенной. Как таковое Человечество имеет шанс стать одним из акторов Новой Волны Творения. Однако в своём нынешнем состоянии оно не готово выйти в Космос. И по какой причине?

Всё дело в том, что Космос вопреки современным космогоническим теориям полон Жизни – это одна из аксиом Космизма.

 

  1. А коли дело обстоит так, реальный выход на просторы Вселенной означает неизбежный контакт с инопланетными цивилизациями, многие из которых достигли статуса Космических Субъектов за миллионы лет до появления жизни на Земле. Поэтому только по глупости можно думать, будто Человечество развивается без надзора с их стороны. Спрашивается, что же эти цивилизации не дают о себе знать?

 Ещё одна аксиома Космизма, из числа определяющих распространение жизни во Вселенной, на русском языке может звучать так: вмешательство иномирян в развитие аборигенов недопустимо, доколе оно (развитие) не начинает затрагивать их

 

  1. А выход в Космос, даже всего лишь в пределах Солнечной Системы уже, несомненно, затрагивает. Поэтому для Человечества в его нынешнем состоянии, подобном сборищу каннибалов, он (выход), скажем прямо, – акт просто непозволительный… Чтобы иметь дело с Космическими Субъектами, Человечество должно сначала обрести статус Космического Субъекта. Такой статус не может иметь ни какой-либо народ, ни какая-либо группа народов… – Только Человечество в целом может строить адекватные отношения с Цивилизациями, достигшими статуса Космических. Это вполне подобно тому, как членами ООН не могут быть территории, населённые враждующими племенами. А Земля на сей день– это «территория непримиримой вражды» …
  2. ОБРЕТЕНИЕ КОСМИЧЕСКОГО СТАТУСА предполагает снятие всех противоречий между народами. К сожалению, решить данную задачу невозможно ни в варианте «Униполярного Миропорядка под эгидой США», ни в варианте так называемого «Многополюсного Мира», ибо даже два «полюса» это уже слишком много!..  А без достижения статуса Космического Субъекта дальнейший прогресс для землян, вообще говоря, невозможен. Более того, в случае критического усиления угрозы Жизни на Земле со стороны «Человека “Разумного”», дальнейшее существование этого биологического вида может быть прекращено… – Это ещё одна, так сказать, аксиома «Космического Права» … И существует лишь один выход из нынешнего положения – ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ…

Вышеприведенные утверждения здесь, очевидно, голословны. Но я и привёл их лишь для того, чтобы заинтересовать кого-нибудь содержанием самого опуса, ибо он в общем и целом посвящён как раз вопросам перехода Планетарной Цивилизации к устройству, которое грядёт на смену нынешней социально-экономической формации. При этом начать приходится с той части когда-то открывшейся мне панорамы, где на переходе от старого миропорядка к вполне гармоничному новому бросается в глаза хаос. В своих многочисленных разнообразных публикациях я называю этот сегодняшний этап мировой истории Системным Кризисом Планетарной Цивилизации (короче –  Системным Кризисом Цивилизации, в аббревиатуре – СКЦ).

Едва ли надо кому-нибудь доказывать наличие самого Планетарного, сиречь Глобального Кризиса, ибо сейчас это уже факт. А интересующие всех вопросы суть следующие: «Какова его природа?» и «Как его преодолеть?» … Особенности моей концепции СКЦ наиболее очевидны в ответах именно на них.

 

О природе Системного Кризиса Планетарной Цивилизации (СКЦ)

Итак, какова природа кризиса, в котором оказалось человечество? – На сей счёт у меня есть два взаимодополняющих концепта СКЦ. Из них первый я считаю сущностным, а второй – разъясняющим мортиферный (лат. mortifer – смертоносный) характер социально-экономических процессов, приведших к нему.

 

О сущностной природе СКЦ

В поисках удовлетворительного ответа на вопрос о происхождении разверзшегося Кризиса люди обращаются прежде всего к тем областям знания, в которых собран опыт изучения подобных пертурбаций, имевших место ранее. А это: экономика, социология, политология и т.п. Соответствующие ответы, в общем-то, есть. Но ведь вот вопрос: насколько они верны? – Я утверждаю, что они вообще не верны… И вот по какой причине. 

Согласно моему пониманию, опирающемуся на системный анализ долгой истории сложения планетарной цивилизации и наблюдения за развитием человечества на протяжении последнего полувека, нынешний кризис является беспрецедентным, то есть не имеющим аналогов в прошлом, а значит, накопленный опыт практически бесполезен для понимания его природы и поиска путей преодоления. Да, есть социально-экономические, политические, культурно-психологические, идеологические и многие другие слагаемые СКЦ, но ни одно из них, как, впрочем, и все они вместе не являются его причиной. В рамках АУТЕНТИЗМА – полномасштабной самобытной идеологической системы, которая была создана мной в конце прошлого века, – сущностная природа этого кризиса представляется био-социо-культурной, а сам он – предопределённым соответствующими генетическими задатками вида Homo sapiens. Такое моё понимание не следует упрощать, замыкая его в сферу моей профессиональной компетенции, ограниченной биологическими, психологическими и медицинскими знаниями. Нет, концепция СКЦ выражает фундаментальный принцип аутентизма – ПРИНЦИП АУТЕНТИЧНОСТИ, – который применительно к методологии означает требование соответствия метода природе изучаемого предмета. Так вот, изучение Человечества как целостной системы должно опираться прежде всего и главным образом на достоверные сведения о природе человека… Это АНАЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД. Следуя ему, всякий беспристрастный искатель истины придёт к тем же представлениям, к которым лет 40 назад пришёл я. А они в самом общем виде сводятся к ряду следующих достаточно очевидных положений.

Био-социо-культурная натура человека

  1. Принципиальная особенность вида Homo sapiens заключается в наличии у индивида генетически детерминированной способности опираться на чужой опыт, который как таковой передаётся из поколения в поколение и накапливается в сообществе в виде Культуры (определение К. см. далее). – Означенная способность – это, разумеется, не что-то простое, напротив – многосложный ансамбль качеств. Способность производить культуру, жить и действовать на основе этого чужого опыта куда более фундаментальна, нежели способность птиц летать или рыб дышать жабрами…
  2. Культура – система, состоящая из множества субсистем, соответствующих разным сторонам и направлениям жизнедеятельности человека: культура домостроения, культура питания, культура мышления, культура автовождения, культура свиноводства, культура земледелия, культура общения, культура речи и т.п. – При этом литература, музыка, танцы, эстрада, преподавание, музеи и т.п. – лишь одна из подсистем Культуры (особая сфера деятельности), к которой сама К. никоим образом не сводится.
  3. Одной из фундаментальных субсистем культуры является Социальная культура – опыт отношений между людьми и отношений индивида с сообществом. – Социальная культура состоит из множества ритуалов, правил, законов, которые по сути своей есть не что иное, как исторически закреплённые в ней аналоги социальных инстинктов.
  4. Будучи системой коллективного опыта, культура имеет самодовлеющее значение, так что опирающийся на неё индивид строит свои отношения с обществом, воспринимая его в качестве как бы особого Субъекта. При этом всякое сплочённое сообщество человеков фактически является системой гораздо более интегрированной, нежели стая или стадо, обнаруживая качества Организма или даже Существа

Примечание 1. Детальное разграничение понятий организм, существо, субъект – дело весьма долгое и в сравнительно коротком опусе, каковым по задумке является данный, – невозможное. Пытливый читатель может найти достаточно точные определения в других моих публикациях. Однако здесь я должен хотя бы в нескольких словах представить своё понимание насчёт того, что человечество – это не только Организм, – каковым оно является в значительной мере уже сейчас, – но всё более Существо, обнаруживающее свои интересы в качестве Субъекта Истории. – Современные средства телекоммуникации, пресловутые «нейросети» обеспечивают такой уровень интеграции народов, когда жизнедеятельность каждого из них оказывается во всё большей зависимости от остальных, то есть от человечества в целом, которое при этом есть не что иное как организм. Ведь что такое организм? – Это система, обладающая механизмами саморегуляции и потому способная не только сохранять свою целостность, но изменять своё состояние, приспосабливаясь к различным внутренним и внешним обстоятельствам. Нынешняя планетарная цивилизация, безусловно, вполне такова. Однако сейчас дело зашло уже гораздо дальше: время от времени человечество ведёт себя как существо, обнаруживая способность выбирать между несколькими не сильно различающимися вариантами поведения. Мало того, есть события, которые трудно объяснить иначе, как наличием у Человечества интересов, не совпадающих с таковыми ни одного народа и о которых ни один народ не ведает. Коли дело обстоит так, приходится признать его в качестве особого Субъекта Истории. Согласно моему пониманию, человек обладает способностью постигать мироздание вплоть до субстанциального уровня, до уровня всеобщего единства, до уровня тождества… И на основе этой способности человечество едино в качестве Субъекта, ибо посредством неё открыто на «Единое» вида Homo sapiens…

  1. По мере накопления опыта самореализации, то есть опыта обнаружения собственной природы, человечество постепенно превращается в Планетарный Суперорганизм, который при этом должен развиваться по аналогии с развитием индивида.
  2. Что касается закономерностей развития биологических индивидов, то вот несколько наиболее значимых для нашей темы.

Жизнь практически всех сложноустроенных существ состоит из двух основных периодов: периода роста (взросления, взрастания) и периода детородной зрелости (плодоношения, размножения). Каждый из них в свой черёд состоит из нескольких стадий. И хотя факт наличия стадий внутри периодов прямого отношения к данному сочинению не имеет, его надо иметь в виду, ибо по ряду признаков переход из одного периода в другой – то же, что переход от стадии к стадии.

Наличие двух основных периодов обусловлено эволюционно – логикой естественного отбора: прежде нежели индивид окажется способным передать свои гены потомкам, он должен доказать свою жизнеспособность и конкурентоспособность на основе оных… Если индивид погибает, не достигая детородной зрелости или оказываясь бесплодным, его генотип выбывает из эволюции.

  1. Переход из периода взрастания в период деторождения – особый этап. У большинства живых существ он имеет вид кризиса, во время которого организм претерпевает ту или иную перестройку, всецело подчиняясь функции продления рода. Глубина такой перестройки у разных биологических видов разная: от весьма поверхностной до почти полной, как оно, например, у многих насекомых. У людей переходный возраст растягивается на несколько лет и глубина перестройки сравнительно невелика.
  2. Переход из периода роста в период деторождения предполагает не только подчинение физического строения организма детородной функции, но и существенную перестройку поведения. При этом наиболее фундаментальным представляется феномен смены доминирующего инстинкта: на смену инстинкту самосохранения и алчного потребления приходит инстинкт продления рода, так что ради потомства животное оказывается способным отказывать себе во всём – вплоть до самопожертвования…
  3. Согласно моей концепции СКЦ, этот кризис аналогичен переходному возрасту у индивида. – Сейчас планетарная цивилизация достигла такого уровня развития, который, судя по многим признакам, есть основания считать завершающим долгую историю реализации той части генетической системы вида Homo sapiens, коя аналогична субсистеме генотипа, определяющей общее физическое строение индивида. Наряду с этим есть также основания утверждать, что пласт социальной культуры в структуре общечеловеческой культуры содержит формулы перехода к новому типу общественного устройства, аналогичному детородной зрелости индивида. Я имею в виду, во-первых, опыт строительства коммунизма в СССР; во-вторых – концепцию «Гуманистического Общества», которую сам стараюсь внедрить в общественное сознание на протяжении уже ряда десятилетий. Учитывая, что строительство коммунизма пока что приостановлено, а мои старания тщетны, приходится лишь надеяться на благоприятный исход СКЦ. – Да, если необходимая перестройка окажется невозможной, человечество обречено…
  4. На протяжении всей истории борьба народов друг с другом сначала «за место под солнцем», а после с целью обогащения была средством отбора наиболее конкурентоспособных форм социальной организации. Однако эта борьба шла между Организмами, находящимися хотя и на разных стадиях развития, но в одном периоде, и потому опирающимися на один и тот же принцип – принцип «обогащения/наживы», который аналогичен инстинкту «самосохранения/алчного потребления». Сейчас достигнут предел физического развития на основе означенного принципа, – о чём далее идёт речь, – и предстоит трансформация всего общественного строения: на смену социально-экономической формации, зиждущейся на принципе обогащения, грядёт формация, которая будет зиждиться на принципе бескорыстного сотрудничества людей друг с другом и каждого человека с человечеством. Такое преображение социального устройства едва ли может осуществиться сразу на уровне всего человечества. Поэтому, скорее всего, на протяжении какого-то срока на планете будут сосуществовать два типа цивилизации: имеющая нынешнее строение и новая.
  5. «Краеугольным камнем» моей, – сущностной, – концепции СКЦ является представление о том, что дальнейшая опора человечества на принцип обогащения/наживы практически недопустима, ибо такое поведение неизбежно приведёт его (человечество) к погибели. Это совершенно очевидно, если провести вполне уместную аналогию между СКЦ и метаморфозами у других живых существ. Вот аналогия на случай очень глубокой перестройки – превращение гусеницы в бабочку. – Гусеница ничем другим не занимается, кроме питания: растёт, запасается строительными и энергетическим материалами. Когда взрастание завершено и пора перейти к делу продления рода, гусеница окукливается; под хитиновой оболочкой её организм почти полностью разрушается, и из получившейся биомассы формируется организм бабочки, то есть существа, способного к продлению рода. Многие бабочки вообще ничего не едят и ничем, кроме «любви», не занимаются, а после спаривания откладывают яйца. Яйцо – это уже новое насекомое. Не может бабочка появиться на свет, если гусеница не окуклится… Не может человечество распространить себя во Вселенную, не обретя качества совершенного Суперорганизма… А на основе принципа обогащения, предполагающего конкуренцию народов друг с другом, борьбу не на жизнь, а на смерть, они не могут сложиться в такой Организм… Грубо говоря, человечество должно перестать жадно жрать и задуматься о своём Будущем
  6. Да, СКЦ может оказаться кризисом, вполне аналогичным метаморфозу у насекомых, но есть надежда, что человечеству достанет ума осознать угрозу тотального распада и совершить переход к новому типу общественного устройства с меньшими издержками. В таком случае более подходящей представляется аналогия с лягушкой. – Головастик – личинка бесхвостых амфибий – ведёт водный образ жизни, дышит жабрами, имеет хвост, вегетарианствует. Достигнув определённого уровня развития, он утрачивает все эти качества и обретает совершенно противоположные: утрачивает хвост, утрачивает жабры и начинает дышать лёгкими, отращивает конечности, выбирается на сушу и начинает охотиться – лягушка является хищницей… Далее лягушонку предстоит просто расти и совершенствоваться вплоть до включения функции продления рода. У людей переход от внутриутробного существования к автономному в виде акта рождения – это преобразование не менее серьёзное, нежели превращение головастика в лягушонка: послед и пуповина просто гибнут. Хочется надеяться, – к тому есть основания, – что человечество «родилось» уже давно, что нынешний кризис – это аналог всего лишь перехода от поры взрастания к периоду плодоношения, который не предполагает существенных изменений в части строения организма, хотя психологическая перестройка должна быть весьма существенной. – Как оно уже было выше отмечено, взрослый человек опирается не на инстинкт, обеспечивающий взрастание, развитие, а на инстинкт, обеспечивающий продление рода: поиск партнёра, устроение семьи, рождение детей, воспитание детей и их социализация, забота об обществе и т.д. Боюсь, однако, что с человечеством дело обстоит всё же иначе: очень похоже на то, что оно не может ограничиться сменой принципа, определяющего «поведение», а значит, предстоит тотальная перестройка всего Организма, наподобие той, которая происходит у человеков в акте рождения, а у насекомых на стадии куколки

Сама по себе представленная картина, думается, вполне красочна, но убедительной она может быть лишь для человека, достаточно сведущего в биологии. Поэтому далее я предлагаю ещё другое объяснение того, почему дальнейшая опора на принцип наживы недопустима. Здесь буду крайне лаконичен, ибо всё, о чём пойдёт речь, детально изложено в целом ряде сочинений, к которым и отсылаю дотошного читателя.

 

О смертоносной сущности конкуренции с целью обогащения

С начала 80-х годов прошлого века я много и в разных формах толкую о том, что принцип обогащения/наживы, на котором зиждется современная цивилизация, по мере её развития теряет свой конструктивный потенциал и становится всё более токсичным. – На протяжении веков и индивиды, и их сплочённые сообщества, стремясь к обогащению, решали эту задачу двумя основными способами: путём торговли и путём силового отнятия богатств друг у друга. На заре истории главным способом была война, которую племена вели сначала только за территории, а после – с целью ограбления противника и порабощения его.

Примечание 2. Что касается использования силы, то развитие человечества со всей очевидностью совершается поэтапно. В доисторические времена, когда порабощение инородцев не сулило ничего хорошего, племена воевали, действительно, лишь за территории, то есть за места обитания и прокорма. Позже – на протяжении всей истории – войны велись уже в основном с целью грабежа и порабощения. При этом строение государств в огромной мере было определено главным образом задачей ведения войн, что со всей очевидностью показано, например, в «Законах» Платона. Начиная сей поздний труд, он вкладывает в уста Клиния – одного из участников диалога – следующую отправную формулу: «[…] то, что большинство людей называет миром, есть только имя, на деле же от природы существует вечная непримиримая война между всеми государствами». Так дело обстоит и по сию пору. При этом главные Законы, определяющие человеческое общежитие, по своему происхождению есть не что иное, как средство налаживания отношений между враждующими элементами социальной структуры. А вражда, о которой говорят участники беседы – она простирается на все уровни организации социума:

«Афинянин. Но это положение, верное для взаимоотношений государств, не может ли оказаться иным, когда речь пойдёт об отношениях посёлков?

Клиний. Никоим образом.

Афинянин. Значит, оно одинаково верно в обоих случаях?

Клиний. Да.

Афинянин. Что же? Оно одинаково в приложении к отношениям и между двумя домами одного посёлка, и между двумя людьми?

Клиний. Одинаково».

Во времена Платона отношения между народами ещё не требовали законодательного определения, аналогичного законам, регламентирующим отношения внутри государства. Но позже, по мере расширения межгосударственных связей, нужда в таковом привела к появлению сначала отдельных Договоров, а потом и к формированию Международного Права. Последнее до сих пор имеет структуру, в основных чертах детерминированную необходимостью сдерживания милитаризма (от лат. militaris – воен­ный).

Войны не прекращались никогда, однако на протяжении всей долгой истории человечества главным способом обогащения была всё же торговля. При этом стремление к наживе обнаружило всю его зиждительную силу и в качестве фундаментального принципа общественного устройства, и, что куда важнее, – в качестве главного стимула научно-технического прогресса. Не будет преуменьшением сказать, что нынешняя цивилизация во всей своей красе и уродстве – плод многовековой опоры человечества именно на означенный принцип – принцип обогащения/наживы. После известной неудачи строительства нового общества в СССР и сопряжённых с ним государствах человечество настолько укрепилось в своей приверженности этому принципу, что теперь, кажется, вовсе не способно даже помыслить какую-то иную форму мироустройства. А ведь придётся не только помыслить, но и возобновить строительство цивилизации на принципе, альтернативном принципу наживы – принципе бескорыстного сотрудничества… Я твёрдо убеждён в неизбежности такого поворота событий, и отнюдь не только потому, что мне претит нынешний порядок, а потому, что провижу неизбежность погибели человечества, если оно продолжит существовать в такой форме. – Дело в том, что, КОНКУРИРУЯ друг с другом, хозяйствующие субъекты вынуждены изыскивать всё новые возможности выделиться на рынке. А таких возможностей всего-навсего две, да и те тесно взаимосвязаны. Одна возможность состоит в том, чтобы выделить свой товар – либо путём придания ему качеств, которых нет у товаров того же типа, либо произвести совершенно новый продукт, которого на рынке ранее вообще не было. Другая возможность – сформировать у потребителя убеждение, что он, во-первых, нуждается в такого рода товаре, во-вторых, нуждается в товаре именно этого производителя. Проблема же заключается в том, что обе эти возможности ограничены генетической природой человека. Так что, исчерпав возможность наделять товары качествами безвредными для человека, производители оказались перед необходимостью выходить за границы нормы. И тут выяснилось, что лечить болезни, вызванные потреблением вредных товаров, не менее выгодно, нежели производить товары и услуги, предназначенные для удовлетворения нормальных потребностей. Вдогонку выяснилось, что потребительские интересы человека можно формировать в чрезвычайно широком диапазоне – вплоть до интереса к тому, что не просто болезнетворно, но явно гибельно

Примечание 3. О том, что реальные потребности человека, его привычки можно формировать в процессе воспитания, известно издавна. Однако на протяжении веков эта возможность использовалась в основном для оптимизации отношений в социуме, и именно в ключе решения данной задачи на неё указывали древние мудрецы. По ряду культурно-психологических причин особое значение ей придавали китайские мыслители. Вот, например, высказывания Конфуция и Сюнь-цзы:

Конфуций: «По своей природе люди близки друг другу; по своим привычкам люди далеки друг от друга».

Сюнь-цзы: «Новорожденные везде плачут одинаково: и у гань, и у юэ, и у и, и у хэ. Когда же они вырастают, у них оказываются неодинаковые привычки. Это результат воспитания!»

Да, способность человека к окультуриванию – наиважнейшая. Именно поэтому сейчас едва ли не главным направлением конкуренции стало быстро прогрессирующее ЗАМЕЩЕНИЕ КУЛЬТУРЫ  АНТИКУЛЬТУРОЙ с целью потребительской деформации личности человека и  коммерческого извращения сферы потребностей. Таким макаром рынок давно вышел за границы человеческой природы, так что сейчас уже не товар производится для удовлетворения естественных потребностей человека, а человек производится в качестве потребителя товаров и услуг, всё более запредельных для генетики Homo sapiens. Совершенно очевидно, что, сохраняя этот тренд, человечество движется прямёхонько к своей погибели…

 

NB (лат. Nota bene – заметь хорошо). Для моей концепции СКЦ понятие об АНТИКУЛЬТУРЕ является одним из ключевых.

 

Здесь я представил картину лишь в самых общих чертах, ибо, повторяю, её детализация есть во многих моих публикациях ( VK, YouTube). Поэтому и в завершение данного раздела просто приведу перечень наиважнейших гибельных феноменов заката нынешней цивилизации – все они детально описаны в моих сочинениях:

  • товарная денатурация продуктов питания, приводящая к загрязнению внутренней среды организма, которое чревато множеством гибельных болезней;
  • потребительская деформация посредством антикультуры, и личности человека, и его образа жизни, и социального строения;
  • патологический Апоптоз, Антропоптоз, Социоптоз – процессы самоликвидации деталей отжившей формации на разных уровнях строения Человечества.

 

  1. Когда конкуренция с соблюдением законов перестаёт удовлетворять наиболее алчных и влиятельных субъектов хозяйствования, они прибегают к силе и разгорается война… Нынешняя общественная формация начинала своё становление с войн, и теперь – в Фазе Аморфного Конгломерата – войнами заканчивает своё существование…

ПОЯСНЕНИЕ: Фазой Аморфного Конгломерата Народов я называю состояние распада планетарной цивилизации, в которое она сейчас быстро погружается. Далее я много раз обращаюсь к этому образу.

 

Препоны на пути Гуманистической Трансформации Общества

Теперь, прежде нежели обсуждать те или иные детали грядущего устройства планетарной цивилизации, – а это одно из главных предназначений данного опуса, – необходимо остановиться на вопросе о том, каковы основные препятствия на пути перехода человечества из периода взрастания в период, начинающийся по достижении полнолетия.

Отсутствие адекватной концепции Будущего

Как оно должно быть ясно из вышеизложенного, сама по себе трансформация общественного устройства предопределена генетически, но конкретные механизмы такой перестройки должны быть обнаружены человечеством путём осознания её сущностной природы, ибо всё это дело предполагает опору отнюдь не на биологические процессы, а на теорию, то есть логическое обобщение уже известных закономерно­стей развития, позволяющих составить достоверный прогноз. К сожалению, ничего в этом роде пока нет. Что касается моих соображений на сей счёт, то они, во-первых, мало кому известны; во-вторых, не очень-то понятны и убедительны, ибо сам используемый мной аналогический метод признаётся формой логики лишь немногими. И, доколе дело будет обстоять так, народам придётся беспомощно барахтаться, а человечеству – пребывать в Фазе Аморфного Конгломерата.

Стая, Стадо и Цивилизация

Ещё одним серьёзным препятствием на пути в Светлое Завтра является присущее человечеству расщепление инстинктивного строя индивида в части его социальных инстинктов на инстинкты стаи и инстинкты стада… Предваряя обсуждение этой биопсихологической проблемы, должен заметить, что, оперируя понятиями «стая» и «стадо», я не имею ни малейшего намерения унизить кого-нибудь или поссорить соответствующие социальные группы: своей задачей считаю получение прямо противоположного результата – сплочения социума. – В одном из недавних интервью, «обеляя» биосоциальный подход, я цитировал знаменитого Конрада Лоренца. Приведу и здесь эти его соображения (прим.: подчёркнуто мной):

«Если […] человечество в бессилии останавливается перед патологическим разложением своих социальных структур, если оно – с атомным оружием в руках – в социальном плане не умеет себя вести более разумно, нежели любой животный вид, – это в значительной степени обусловлено тем обстоятельством, что собственное поведение высокомерно переоценивается и, как следствие, исключается из числа природных явлений, которые можно изучать».

«Исследователи – воистину – совершенно не виноваты в том, что люди отказываются от самопознания. Когда Джордано Бруно сказал им, что они вместе с их планетой – это всего лишь пылинка среди бесчисленного множества других пылевых облаков, – они сожгли его. Когда Чарльз Дарвин открыл, что они одного корня с животными, они бы с удовольствием прикончили и его; попыток заткнуть ему рот было предостаточно. Когда Зигмунд Фрейд попытался проанализировать мотивы социального поведения человека и объяснить его причинность, – хотя и с субъективной психологической точки зрения, но вполне научно в смысле методики постановки проблем, – его обвинили в нигилизме, в слепом материализме и даже в порнографических наклонностях. Человечество препятствует самооценке всеми средствами; и поистине уместно призвать его к смирению – и всерьёз попытаться взорвать эти завалы чванства на пути самопознания».

Так вот, призывая с подачи Лоренца к смирению, я утверждаю, что одним из наиболее серьёзных препятствий на пути в Светлое Завтра является присущее человечеству расщепление инстинктивного строя индивида в части его социальных инстинктов на инстинкты стаи и инстинкты стада

Естественный распад отжившей социальной формации начался, как оно и должно быть, с распада Права, Морали и других культурных аналогов сферы социальных инстинктов. Сейчас это уже свершившийся факт. При этом хозяйствующие субъекты вынуждены строить свои отношения не на основе деградировавших законов, а на основе их прототипов, то есть социальных инстинктов. Вот тут-то и обнаруживается расщеплённость сферы этих инстинктов на две противоречащие друг другу части. О биологической природе данного феномена толковать не буду, – хотя для меня она вполне очевидна и ясна, – укажу лишь на то, что народы значительно различаются между собой соотношением инстинктов того и другого типа. Как следствие, перейдя на уровень инстинктивных отношений, они волей-неволей оказываются в своеобразном конфликте, из-за которого вернуться к цивилизованным отношениям уже весьма трудно. И по какой причине? – Повторяю, цивилизация зиждется на культуре, то есть на опыте, накопленном за века. При этом необходимость жить сообща людям разного сложения исторически отлилась в такие Законы и в такие социальные формы, которые не только позволяют подобное сожитие, но оборачивают многие различия на общую пользу. Когда же Право перестаёт действовать, природные различия берут верх и то, что было сокрыто, становится явным

Примечание 4. Вот в который уже раз употребил термин «ПРАВО» и далее буду ещё не раз обращаться к нему. А ведь скрывающееся за ним понятие весьма многосложно, так что практически необходимо определить значение, в котором я использую его. Оно же, скажем так, является очень и очень общим: это Система Законов (норм), общеобязательных для субъектов, признающих оную – охраняемая силой органов, созданных ими для осуществления такой охраны. Право, действующее внутри государства, охраняется государством, тогда как Международное Право – соответствующими Международными Организациями. Данное определение включает в себя субсистемы, различающиеся и территориально и по происхождению: Обычное Право (древнейший вид); нынешние Правовые Семьи (романо-германская; англо-саксонская); Международное Право, Национальные Правовые Системы… Там, где дело того требует, я указываю на то, какая именно Субсистема имеется в виду…

 

 

Почему я называю две части сферы социальных инстинктов «инстинктами стаи» и «инстинктами стада»? – Понятия «стая» и «стадо» в известных мне языках чётко не разграничены. Однако есть немало оснований использовать слово «стая» применительно главным образом к сообществу хищников, а слово «стадо» – к сообществу травоядных. Во всяком случае, здесь я использую эти термины именно так. При этом в большинстве сплочённых человеческих сообществ верхний, правящий, или господствующий слой образуют индивиды с сильным архетипом (греч. archtupon – первообраз) «хищника», тогда как нижние слои – это, нежно выражаясь, – «вегетарианцы». И человечество давным-давно нашло цивильное решение проблемы расщеплённости сферы социальных инстинктов в виде формулы: «правящая стая» [государи со своей “властной вертикалью”, князья со своими дружинами, президенты, сенаторы, пастыри, архипастыри и т.п.] и «стадо» [простой народ, паства]. Такой взгляд на общественное устройство не есть моё открытие. – Возьмём, например, связку двух освящённых веками и потому милых сердцу многих людей терминов «пастырь» и «паства». Пастырь – это пастух, а паства – стадо. Но задайте себе вопрос: чего ради пасут стада? – не ради ли того, чтобы в конце концов забить животное и сожрать его?.. Так что «пастырь» – это представитель «стаи», а «паства» – «животные», предназначенные либо для пропитания «стаи», либо для каких-то работ… Картинка представляется довольно унизительной для тех, кто так или иначе принадлежит к «стаду» … Но даже она закрепилась в культуре. Например, в Польше верхний слой общества – это «паны», а нижний – «быдло». Этимология слова «быдло» совершенно очевидна: изначально оно относилось к рогатому скоту… Ещё не так давно оно выражало презрительное отношение панов к крестьянам, а сейчас является символом покорности, стадности мышления и поведения. Почему же, при всём этом, моноэтнические нации сохраняются в качестве весьма сплочённых сообществ? – Надо смотреть правде в глаза: «пастырь» если и «сожрёт» тебя, то не иначе как «по закону», а бандит, место которому в тюрьме, «сожрёт», нарушая закон… – Блатной мир – это «стая», конкурирующая с правящей. – «Хороший, добрый пастырь» не отдаст тебя ни бандюганам, ни врагам, ни даже Врагу рода человеческого, сиречь Дьяволу… – упасёт тебя для себя

Примечание 5. К сожалению, феномен расщепления сферы социальных инстинктов понимается многими «хищниками» не аналогически, а «прямо», когда человек считает себя взаправду хищником, а людей, менее одарённых инстинктами стаи, – баранами или чем-то вроде того. – Например, В 90-х годах прошлого века, когда структура советского общества распалась, довольно быстро такое фальшивое «самосознание» стали обнаруживать не только блатные, – для них оно является исконным, – но и дотоле вполне законопослушные граждане – в том числе выходцы из правоохранительных структур (милиция, КГБ и т.п.). Правда блатные отождествляли себя с волками, а, так сказать, «неофитов» и «правоохранителей» почитали за собак, за псов. Позже две эти группы во многом слились, противопоставляя себя «барыгам» и т.п. Тогда одной из самых популярных песен была песня Высоцкого «Охота на волков». Сейчас, спустя более четверти века, она знакома уже не всем, поэтому, упоминая её, должен привести текст хотя бы наиболее показательных куплетов:

Рвусь из сил – и из всех сухожилий,
Но сегодня – опять как вчера:
Обложили меня, обложили –
Гонят весело на номера!

Из-за елей хлопочут двустволки –
Там охотники прячутся в тень, –
На снегу кувыркаются волки,
Превратившись в живую мишень.

Идёт охота на волков,
Идёт охота –
На серых хищников
Матёрых и щенков!
Кричат загонщики, и лают псы до рвоты,
Кровь на снегу – и пятна красные флажков.

[…]

Рвусь из сил – и из всех сухожилий,
Но сегодня – не так, как вчера:
Обложили меня, обложили –
Но остались ни с чем егеря!

 

Надеюсь, аллегория насчёт волков, псов и егерей достаточно понятна; далее я ещё раз обращусь к ней, цитируя уже Платона…

 

Что касается государства, устроенного на основе главным образом инстинктов стаи, то оно предполагает более или менее выраженную иерархическую организацию. При этом инстинктам «стаи» наиболее точно соответствует структура, обеспечивающая каждому члену стаи достаточно благополучное существование сообразно рангу, в котором конкретный индивид ей полезен. В таком государстве забота о благополучии «стада» не касается интересов его членов – их состояние должно просто соответствовать задаче обеспечения «сытного» существования «стаи».

Примечание 6. Поскольку структура «стаи» зиждется не на сознании и писаных Законах, а на инстинктах, во главе иерархии могут стоять индивиды любого достатка разума: главное – степень выраженности признаков доминирования. У животных это прежде всего признаки сексуального доминирования, тогда как у людей порой перевешивают признаки принадлежности к наиболее влиятельной группе. При этом зачастую во главе разноплеменной стаи оказываются весьма недалёкие ставленники такой группы. А на уровне, близком к верховному иерарху, недалёкий индивид может оказаться просто по распоряжению Верховного… Слабоумие верховодов, каким бы оно ни было по своему происхождению, – это, безусловно, всегда плохо и для «стаи», и для народа в целом. Как тут не вспомнить сетование Конфуция:

«[Цзы-гун] спросил: «Что можно сказать о тех, кто ныне занимается [делами] управления государством?»

Учитель ответил: «Увы, стоит ли говорить о тех, чьи способности можно вместить в бамбуковую корзинку?»

Устройство современных государств скрывает истинное положение вещей под ворохом законов, предназначенных изображать, будто бы государственная махина служит интересам всех граждан, всего населения страны. Тогда как на деле практически повсеместно государство, если и заботится о простых гражданах, то лишь в той мере, чтобы не пострадали интересы «стаи». Фактически забота сводится к охране своей территории и сохранности «стада», к борьбе с «волками» (бандитами) – этими исконными врагами «пастырей», к заботе о корме и о достаточной плодовитости «стада» …

Особое место в структуре всех нынешних государств занимают так называемые «силовые структуры». Это, безусловно, атрибут «стаи». В своём «Государстве» Платон весьма детально описал и природные качества человеков, относящихся к этой части «стаи», и то, как они должны воспитываться, – вот пара цитат (прим.: подчёркивания мои):

«— […] в нашем государстве мы поручили его защитникам служить как сторожевым собакам, а правителям – как пастухам.

— Ты прекрасно понял, что я хочу сказать […]».

«— […] Самое ужасное и безобразное – это если пастухи так растят собак для охраны стада, что те от непослушания ли, с голоду или вследствие дурного обычая причиняют овцам зло и похожи не на собак, а на волков.

— Это ужасно, конечно».

Представленное выше весьма пространное лирическое погружение в социобиологию и биопсихологию призвано обнажить характер отношений между людьми и между народами, когда рушится отжившая общественная формация. Нарождающаяся новая формация должна снять рассмотренное противоречие, отбросив ханжескую формулу «пастырь – паства» … Да, в каждом человеке есть и «волк», и «агнец», но превыше их – «ЧЕЛОВЕК, HUMANUS», – верховный архетип человеческого рода. Во все века именно он определял единство человеческих сообществ не на основе инстинктов, а посредством разума на основе их культурных аналогов – законов. При этом по мере смены форм хозяйствования и необходимости подгонки к ним отношений внутри общества законы естественным образом менялись. Сейчас человечеству предстоит отлить свою животную натуру в совершенно новую форму, ибо грядёт Гуманистическое Общество. А это такая общественная формация, которая призвана обеспечить полноценную реализацию каждого человеческого существа не только в качестве разумного/сознательного (sapiens), но и духовного (spiritualis), то есть способного строить гармоничные отношения как с другими людьми, так и с человечеством в целом… Понятно, что соответствующие законы должны будут, с одной стороны, обеспечивать как можно более полное проявление индивидуальной природы человека; с другой – строго очертить границы той части натуры, которая противоречит идеалу верховного архетипа. Сюда, безусловно, попадают и инстинкты устройства сообщества человеков как животных…

Вообще говоря, на протяжении последних веков известная гуманизация Права имела место. Так, на смену законам рабовладельческого общества, которое, как оно понятно, не очень-то нуждалось в гармоничном человеке, явились законы капиталистической формации, среди которых уже были и по сию поры остаются – хотя бы в виде пустых форм – законы, призванные обеспечивать не только интересы «стаи», но и «стада»… Свобода, равенство, братство… – вот лозунги отгремевших когда-то буржуазных революций… Думаю, ни у кого нет иллюзий насчёт того, насколько реализуются соответствующие права… – Доколе общественное устройство будет зиждиться на принципе обогащения, дотоле реальные отношения между людьми и народами будут осуществляться на инстинктивной основе, которая лишь одета в форму Права. При этом интересы «стаи» охраняются всеми силами государства, тогда как интересы «стада» – так себе…

Поскольку нас интересует вопрос о том, как будут строиться отношения между народами в Фазе Аморфного Конгломерата, возвращаюсь вдругорядь к представлению о различии между народами по характеру общего строя сферы социальных инстинктов. Совершенно очевидно, что в характере одних преобладают инстинкты «стаи», а в характере других – инстинкты «стада», так что поведение первых обнаруживает захватнические установки, тогда как поведение последних довольно миролюбиво… Однако здесь надо обязательно брать в расчёт, что на международной арене народ представляет лишь его «правящая стая», поэтому во многих случаях политика государства, сплотившего миролюбивый народ или народы, парадоксально агрессивна… Дело в следующем: чем добродушнее и терпеливее народ, тем более наглой оказывается его «стая» и эту-то свою наглость она обнаруживает в общении с другими народами… Ну, разумеется, не с народами, а с их правящими «стаями» …

Ещё одно немаловажное обстоятельство, которое обусловлено неравномерностью социально-экономического и научно-технического развития стран. Вследствие означенной неравномерности человечество фактически разделено на страны богатые и бедные. При этом в богатых странах «стая» «жирует» и потому, как правило, является большой, а уровень жизни всех слоёв населения существенно выше, нежели в бедных, и весь народ готов делать всё необходимое для сохранения такого положения. Если дело обстоит подобным образом, «стая», действуя на международной арене сугубо в своих интересах, опирается на поддержку всего народа…

Вот характеристики нескольких основных игроков.

США. – Это, по вполне очевидным причинам, безусловно, главный игрок. «Стая» США весьма велика, пользуется поддержкой всего населения и ведёт себя предельно нагло, попирая любые международные законы. Тут, собственно, и объяснять-то нечего. В обстоятельствах краха Международного Права обеспечивать себе роль «Вожака» мировой стаи США готовы, используя любые средства. Звериный оскал этого государства не оставляет сомнений насчёт его готовности ранжировать всех по своему усмотрению, а на бунтующих Субъектов «надеть смирительную рубашку».

Китай. – Это 1,5 миллиарда населения. Относительно численности всего населения китайская «стая» сравнительно невелика. В Китае во властные структуры попадают лишь люди, во-первых, преданные «делу коммунистической партии»; во-вторых – достаточно дееспособные. По причине многочисленности «стада» правители всерьёз озабочены не только вопросом жизнеобеспечения и воспроизводства населения, но ещё вопросом о том, для чего это надо… Как следствие, Китай не является агрессивным государством. На сей день его экономическая экспансия не предполагает использования военной силы. А декларируемая товарищем Си концепция «общества общей судьбы» – серьёзная заявка на осознание неизбежности всеполной интеграции человечества, каковая в пределе, согласно моему пониманию, означает превращение оного в Суперорганизм.

Россия. – Это огромная территория со сравнительно небольшим населением. Численность «стаи» относительно численности населения чрезмерно велика, что обусловлено особенностями её формирования на протяжении всей истории, но в основном – последнего столетия. А дело обстояло следующим образом. – Во-первых, после распада СССР осталось огромное количество чиновников, то есть членов «стаи», которые по природе своей не способны, а по воспитанию и образованию не умеют делать ничего, кроме демонстрации соответствия своему месту и рангу в иерархии… «Вожаки» должны были обеспечить их привычными благами… Для этого государственный аппарат был сохранён в таком виде, при котором большинство доходных мест тоже сохранилось. Значительная часть партхозноменклатуры завладела путём грабительской приватизации теми или иными объектами народного хозяйства и через это обрела статус рентнеров, то есть людей, получающих доход от захваченных производств, от сдачи в аренду имущества, земли и т.п. – доход, не требующий от своих получателей предпринимательской деятельности. Многие члены бывшей «советской стаи» стали «банкирами», «инвесторами» и т.п. Ни для кого не секрет, что вся эта «биомасса» своими родовыми связями продолжает принадлежать к «правящей стае», которая ныне фактически представляет собой новый господствующий класс, укрывающийся под ворохом «законов», призванных охранять склёпанный наспех общественный строй… Эти свои «законы» «стая» продолжает клепать и клепать… не ведая, что все они в одночасье потеряют свою силу, как только страна качнётся в сторону Гуманистического Общества. А согласно моему пониманию, это практически неизбежно и произойдёт довольно скоро…

Рассматривая устройство и функционирование нынешнего российского государства относительно архетипа «идеального государства», весьма точно представленного более двух тысячелетий назад Платоном, нельзя не заметить удивительное сходство наблюдаемой картины с той, которая была нарисована им для плохо управляемых государств. Положение в них он уподобляет состоянию людей, неспособных реализовать идеал «правителя» по причине своего бескультурья, то есть дикости, а состояние и поведение их самих – таковым больного, который не может бросить свой болезнетворный образ жизни. Вот соответствующая цитата (прим.: подчёркнуто мной):

«— По твоим словам, жизнь таких людей будет вроде как у тех больных, которые из-за распущенности не желают бросить свой дурной образ жизни.

— Вот именно.

— Забавное же у них будет времяпрепровождение: лечась, они добиваются только того, что делают свои недуги разнообразнее и сильнее, но всё время надеются выздороветь, когда кто присоветует им новое лекарство.

— Действительно, состояние подобных больных именно такое.

— Далее. Разве не забавно у них ещё вот что: своим злейшим врагом считают они того, кто говорит им правду, а именно, что, пока они не перестанут пьянствовать, наедаться, предаваться любовным утехам и праздности, им нисколько не помогут ни лекарства, ни прижигания, ни разрезы, а также заговоры, амулеты и тому подобное.

— Но это не слишком забавно: что уж забавного в том, когда верные указания вызывают гнев?

— Ты, как видно, не склонен воздавать хвалу таким людям.

— Нет, клянусь Зевсом.

— Следовательно, ты не воздашь хвалы и государству, которое всё целиком, как мы недавно говорили, занимается чем-то подобным. Или тебе не кажется, что то же самое происходит в плохо управляемых государствах, где гражданам запрещается изменять государственное устройство в целом и такие попытки караются смертной казнью? А кто старается быть приятным и угождает гражданам, находящимся под таким управлением, лебезит перед ними, предупреждает их желания и горазд их исполнять, тот, выходит, будет хорошим человеком, мудрым в важнейших делах, и граждане будут оказывать ему почести.

— По-моему, такое государство поступает подобно тем больным, [о которых ты говорил], а этого я никак не могу одобрить.

— И тебя не восхищает смелость и ловкость тех, кто с полной готовностью усердно служит таким государствам?

— Восхищает, но я делаю исключение для тех, кто обманывается насчёт таких государств и воображает себя подлинным государственным деятелем, оттого что его восхваляет толпа.

— Как ты говоришь? Ты не согласен с ними? Или, по-твоему, когда человек не умеет измерять, а множество других людей, тоже не умеющих этого делать, уверяют его, что он ростом в четыре локтя, он всё же в состоянии не думать, что он таков?

— Это невозможно.

— Так не сердись на них. И верно, такие законодатели всего забавнее: они, как мы только что говорили, всё время вносят поправки в свои законы, думая положить предел злоупотреблениям в делах, но, как я сейчас заметил, не отдают себе отчёта, что на самом-то деле уподобляются людям, рассекающим гидру.

— Это верно, ничего другого они и не делают».

Так дело обстоит в части внутренней политики российской «стаи», а на международной арене в обстоятельства СКЦ она действует подобно другим, то есть ровно в своих интересах. Что касается «стада», то ему сейчас живётся лучше, чем на закате советской власти и в годы пресловутой «перестройки»: «хлеба и зрелищ» довольно… По этой причине народ не просто безмолвствует, а поддерживает правителей… Оснований надеяться на то, что на верхних уровнях «властной вертикали» остались чиновные персоны, сохранившие верность идеалам общенародного государства, очень мало. К счастью, по моим наблюдениям, на нижних уровнях они кое-где ещё есть. Впрочем, наладив кооперацию с Китаем, Россия имеет шанс, во-первых, обрести достаточно адекватное руководство; во-вторых – развиваться не «чёрт знает куда», как оно сейчас, а в сторону «Гуманистического Общества».

Отступление. «О начавшейся 3-й мировой войне»

Как известно, российская «стая» заявила о том, что для неё неприемлемо место и ранг, предписанные России в структуре «Мирового Сообщества», управляемого США. Продолжением этого демарша стал конфликт на Украине, прекращение которого предполагает только победу одной из сторон, каковыми являются Россия и США. Победа США будет означать возвращение российской «стаи» в иерархию мировой и беспрекословное подчинение американской. Что касается победы России, то она возможна лишь в том случае, если англосаксам не удастся сохранить нынешний миропорядок… Впрочем, на сей день ни победа США, ни победа России не представляются возможными… Да, по причинам, не зависящим ни от США, ни от России, существующая рыночная цивилизация, судя по всему, рушится окончательно, – человечество распадается на множество хозяйствующих Субъектов. На протяжении пока неопределённого срока они, разумеется, будут пытаться строить отношения друг с другом на прежней основе, то есть торговать… Будут возникать и исчезать различного рода объединения, но это не будет «НОВЫЙ МИРОПОРЯДОК», пресловутый «МНОГОПОЛЯРНЫЙ МИР», о котором без умолку трещат известные персонажи… Ибо сказано в «Экклезиасте»: «Всему своё время…». Сейчас наступило «время разбрасывать камни» – время естественного распада отжившей социально-экономической формации, а «время собирать камни», то есть созидать новое строение, ещё не пришло… Да, грядёт совершенно новое общественное устройство – «Гуманистическое Общество»… Грядёт-то оно грядёт, – вопрос лишь в том, когда и как это осуществится?.. Гадать насчёт сроков – дело, как известно, неблагодарное… А вот вопрос о том, как и чтó должно произойти, чтобы сложилось это новое строение, вполне актуален.

Как выше уже указывалось, согласно моему пониманию, идеал грядущего мироустройства является архетипом, который направлял социально-зиждительную активность человечества на протяжении всей истории и будет направлять её впредь – до тех пор, пока не будет воплощён полностью. Здесь под архетипом я разумею ту априорную схему, которая образует основу общественного строения, предопределённого генотипом вида Homo sapiens. На протяжении всего, теперь завершающегося, периода роста, этот архетип обуславливал опору любых человеческих сообществ в деле своего устроения на Законы, часть которых обеспечивает сосуществование и сотрудничество весьма разнородных особей и групп…

Несколько отвлекаясь, должен заметить, что реализация данного архетипа осуществляется в основном не инстинктивно, а посредством разума (sapientia – благоразумие, рассудительность, ум).

О деградации Права в его гуманистической части

Как выше указывалось, по мере расширения общения между народами и глобализации культуры с превращением её более и более в общечеловеческую, роль Законов, охраняющих общечеловеческую природу, становилась всё более значимой и возрастало их количество. На сей день в законодательствах большинства государств, равно как и в Международном Праве, таких Законов довольно много. Они работали всегда плохо – лишь в меру их признания всеми членами мирового сообщества. – Конкурентная природа нынешней социально-экономической формации естественным образом предполагает стремление хозяйствующих субъектов любого уровня – от индивидов до государств и наднациональных монополий – к эгоистическому обособлению с целью обеспечить себе те или иные преимущества в погоне за обогащением. В обстоятельствах СКЦ, когда конкурентная борьба стала запредельно острой, Международное Право в целом фактически рухнуло, ибо наиболее сильные конкуренты просто перестали руководствоваться им, опустившись на уровень социальных инстинктов. Поэтому днесь и Законы, обеспечивающие единство человечества, практически не работают. К сожалению, такое положение вполне естественно, – это просто исторический факт. Полагаю, здесь уместно несколько отвлечься на объяснение того, почему Homo sapiens сейчас перестал быть «sapiens» – утратил всякое разумение в деле устроения своей жизни.

Отступление. «Об утрате разума»

В своё время для объяснения наблюдаемой деградации в сфере социального управления я ввёл понятие DEMENTIA NUMENIS (лат. dementia – безумие и numen – воля божества), определив этот вид своеобразного слабоумия как частное проявление распада биосоциальной системы. Здесь, ссылаясь на данное понятие, хочу несколько уточнить происхождение самого феномена. – Всякое решение, которое человек принимает, всегда выражает то или иное состояние его сознания, а состояния оного бывают весьма разными не только по уровню ясности, но и в зависимости от характера психической организации in toto (лат. в целом). Она же (психическая организация) всегда сильно определена социальными обстоятельствами… Так вот, занимая позицию алчного конкурента, человек легко перестаёт воспринимать противника в качестве равного себе… а в пределе отказывает ему даже в человеческой природе… Именно так дело и обстоит сейчас на международной арене… Поэтому Международное Право перестало быть фактором, определяющим взаимодействие партнёров. – У многих политических деятелей, как говорится, «крышу снесло» если не напрочь, то весьма основательно, так что ожидать от них адекватных для sapientes действий не приходится…

Грядущая цивилизация

Задача, которую я вменил себе, взявшись за это сочинение, фактически та же, своё решение которой более двух тысячелетий назад в диалоге «Государство» представил Платон. Да, поскольку социально-зиждительный архетип неизменен в принципе, затея описать идеальное общественное устройство оборачивалась на протяжении всех прошедших веков появлением картин весьма схожих. Так что и моя картина, – хотя это своеобразная мозаика, – в основе своей не сильно отличается от картины Платона, которая, будучи написана яркими красками и уверенной рукой мастера, является естественным образцом адекватного откровения. Поэтому я привожу наиболее убедительные в своей очевидности суждения древнего философа, никак не стесняя себя. Пусть нынешние умники думают, будто они знают куда больше Платона, дескать, чтó ему было знать в те давние времена, на заре цивилизации? Я-то, полагаясь на свой АНАЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД, согласен не с ними, а с ним в осознании истины, так что и поступать волен по-своему. Однако, чтобы достаточно ясно представить своеобразие своего «полотна», должен предварить описание основных деталей несколькими предельно общими понятиями АУТЕНТИЗМА, а их – Примечанием насчёт «аналогического метода».

Примечание 7. Вот написал выше свой «аналогический метод», а он никакой не мой, ибо по сути этот метод изобретён даже не Контом и Спенсером, с именами которых сильнее всего связан термин, а опять-таки Платоном или, точнее, Сократом. – Во всех «ДИАЛОГАХ» Сократ постоянно уподобляет одни реалии другим, усматривая не столько их внешнее сходство, сколько природное, глубинное. Шедевром использования данного метода является «Государство»: в этом гениальном произведении аналогия между государством и человеком – сквозной принцип… Ещё раз указываю на то, что Аналогический Метод в моём понимании никоим образом не сводится к использованию метафор, то есть к уподоблению друг другу реалий, имеющих лишь какое-то сходство. О том, что сравнение одного с другим требует осторожности и понимания, известно с давних пор. Вот что по этому поводу говорил известный древнекитайский мыслитель Мэн-цзы, живший почти так же давно, как Платон:

Гао-цзы сказал: «Природа человека подобна иве, а справедливость подобна чаше. Воспитать в человеке человеколюбие и справедливость – это всё равно что из ивы сделать чашу».

Мэн-цзы сказал: «Можете ли Вы, оставив нетронутой иву, сделать из неё чашу? [Вы] должны [сначала] срубить иву, а затем сделать из неё чашу. И если надо срубить иву, чтобы сделать чашу, то в таком случае также [нужно] нанести ущерб человеку, чтобы воспитать в нём человеколюбие и справедливость. Ваши слова [приведут к тому, что] все люди Поднебесной будут [считать] человеколюбие и справедливость бедствием».

К сожалению, истина, доступная Мэн-цзы, спустя даже много веков недоступна множеству современных думателей и, что ещё хуже, – государственных мужей, отчего их действия зачастую вредоносны для окружающих… «Беспомощно-жалкая запутанность в диалектике общего и частного…» – вот выражение В.И. Ленина, весьма точно характеризующее таких персонажей.

Здесь самое место разъяснить, почему на всём протяжении этого своего опуса я придерживаюсь линии именно Платона, проводя аналогию между государством и человеком, а не между государством и семьёй, как оно, например, у Конфуция. – Из уже изложенного выше должно быть достаточно ясно, что, согласно моему пониманию, и устройство семьи, и устройство племени, и устройство государства предопределены генетически. Однако организация семьи и племени лишь на малую толику отличается от таковой сообщества животных. Она же почти целиком зиждется на основе присущих им социальных инстинктов. Что касается устроения государства, то есть общности разных племён или семей, весьма удалившихся друг от друга, то оно реализует возможность интеграции на основе культуры, к каковой способен только Человек Разумный. По этой причине аналогия Конфуция между государством и семьёй представляется уместной лишь для небольших моноэтнических государств, тогда как аналогия Платона справедлива для общности любого масштаба и любого происхождения. Впрочем, судя по всему, сам он этого не осознавал.

Несколько самых общих понятий

Аутентизм – это идеализм. – Прежде всего надо иметь в виду, что моя философия – идеализм вполне себе платоновского толка. Здесь согласно всему строю мыслей за всякой реалией есть предполагающий её образ (эйдос – греч. είδος – вид, образ, форма; идея, принцип). Эти образы источает Абсолют…

В субъективной реальности человека эйдос вида Homo sapiens – это «Человек» (греч. Àνθρωπος; лат. Humanus; христ. Богочеловек и т.п.), а в организме что человека, что человечества он выступает в качестве начала, определяющего их строение. Гуманистическое Общество – это наиболее полное воплощение данного эйдоса.

Аутентизм – это теология. – Теология (от греч. θεός – бог и logoV – учение) – идеалистическое мировоззрение, в котором Абсолют (от лат. absolutus – неограниченный, совершенный), Единое Универсума наделяется свойствами Субъекта/Волителя. При этом Образы, источаемые Абсолютом, резонно считать «Замыслами» Всевышнего, а Мироздание – Его Творением…

Гуманистическое Общество представляется формой общественного устройства, завершающей в части такового «Замысел о Человеке и Человечестве». Вот подходящая цитата из «Государства» (прим.: выделение моё):

«Главкон: — Понимаю: ты говоришь о государстве, устройство которого мы только что разобрали, то есть о том, которое находится лишь в области рассуждений, потому что на Земле, я думаю, его нигде нет.

Сократ: — Но быть может, есть на небе его образец, доступный каждому желающему; глядя на него, человек задумается над тем, как бы это устроить самого себя. А есть ли такое государство на Земле и будет ли оно – это совсем неважно. Человек этот занялся бы делами такого – и только такого – государства».

Аутентизм – это телеология. – Телеология (от греч. tελος (tελειος) – достигший конца (цель); и logoV – учение) – мировоззрение, одной из главных зиждительных категорий которого является понятие о том, что Мировое Целое – это Целеустремлённая Система, развивающаяся во всех своих слагаемых к той или иной цели, то есть к воплощению того или иного эйдоса. Согласно оному понятию, развитие есть высшая форма присущего Субстанции самодвижения

Человечество развивается в направлении Гуманистического Общества, построение которого будет означать воплощение Замысла о Человеке и Человечестве, как «Орудии Провидения» (Всевышнего, Высшей Силы) на Новом Этапе всепродолжающегося Творения. В соответствии с таким пониманием Грядущая Цивилизация – это не просто Саморегулирующаяся Система и Организм, и даже не просто Существо, но Субъект, осуществляющий свое Предназначение. Оное никоим образом не сводится к распространению Человечества во Вселенной, а предполагает постижение Мироздания и созидание на основе полученных знаний Нового. Иначе говоря, Будущность Человечества – стать Движителем «Новой Волны Творения». Такова его предопределённая Миссия. Да, Аутентизм – это Космизм, и Космизм весьма расширительного толка. В заключение опуса я детализирую своё представление на сей счёт…

Гносеология аутентизма. – Главными системообразующими принципами теории познания аутентизма (гносеология – это теория познания: от греч. gnvsiV – знание и logoV – учение) являются следующие:

  •         Признание в качестве фундамента всего опыта и в частности знаний – априорных (от лат. a priori – независимый от опыта, предшествующий ему) психологических структур.
  •         Последовательный субъективизм – признание, во-первых, невозможности выхода за пределы своей субъективной реальности; во-вторых – ограниченности: с одной стороны, генетически детерминированными способностями, с другой – совокупным опытом человечества, который оно имеет на данный момент.
  •         Опора в познании реалий, недоступных посредством органов чувств, на принцип подобия (аналогии).

К сожалению, давать точные дефиниции представленным принципам в рамках данного опуса неуместно, но наиболее «мутный» из них («гносеологический субъективизм») надо хотя бы проиллюстрировать – показать, чтó это на практике. И вот привожу изумительно точный поэтический образ, открытый Константином Бальмонтом, – его я не раз приводил в других своих сочинениях.

В душах есть всё, что есть в небе, и много иного.

В этой душе создалось первозданное Слово!

Где, как не в ней,

Замыслы встали безмерною тучей,

Нежность возникла усладой певучей,

Совесть, светильник опасный и жгучий,

Вспышки и блески различных огней, –

Где, как не в ней,

Бури проносятся мысли могучей!

Небо не там,

В этих кошмарных глубинах пространства,

Где создаю я и снова создам

Звёзды, одетые блеском убранства,

Вечно идущих по тем же путям, –

Пламенный знак моего постоянства.

Небо в душевной моей глубине,

Там, далеко, еле зримо, на дне.

Дивно и жутко – уйти в запредельность,

Страшно мне в пропасть души заглянуть,

Страшно – в своей глубине утонуть.

Все в ней слилось в бесконечную цельность,

Только душе я молитвы пою,

Только одну я люблю беспредельность,

Душу мою!

 

Фундаментальные принципы устроения Гуманистического общества

Возвращаемся к вопросу о Будущем: каким оно будет и как осуществится переход человечества из состояния распада, в которое оно пока что только входит, на стадию полной зрелости? Ответ на него предполагает проведение ряда довольно детальных аналогий между развитием всечеловеческого Организма и развитием биологического индивида. Я имею в виду известные принципы и закономерности развития человеческого существа, которые с необходимостью будут обнаруживаться и в развитии Организма всего человечества. При этом ограничение объёмом задуманного опуса и его заведомо популярным характером позволяет рассмотреть лишь наиболее значимые аналогии.

«Плюрализм»

Плюрализм [от лат. pluralis– множественный] – это организация общества, функционирование которого осуществляется с опорой на многообразие интересов, позиций, мнений всех образующих его социальных групп. Гуманистическое Общество сугубо таково: здесь требование многообразия простирается до личности каждого человека. Согласно моему пониманию, плюралистическое устроение человечества – обязательный признак его полнолетия. Далее я разъясню данное утверждение, но по понятным причинам начать приходится с дистанцирования от Коммунизма.

Гуманистическое Общество – не Коммунизм

Да, Гуманистическое Общество – отнюдь не то же самое, что КОММУНИЗМ (фр. communisme, от лат. communis – общий), на строительстве которого споткнулись коммунисты, хотя формально сходство чрезвычайно велико. Велико, потому что и в том и в другом случае речь идёт об общественно-экономической формации, устройство коей предполагает полный отказ от принципа обогащения и опору на принцип бескорыстного сотрудничества каждого человека со всеми другими людьми. А расхождение образов предопределено в основном разным пониманием устройства мироздания и места в нём человека. – Согласно коммунистическому вероучению ни человек, ни человечество не имеют никакого предназначения, поэтому в нём главной ценностью объявляется человек, а идеальным видится такое общественное устройство, при котором человек сможет просто полноценно реализовать свою натуру. Фактически коммунистическая идеология – вид средневекового антропоцентризма [от греч. άνθρωπος – человек и лат. centrum – центр]. И в этом, разумеется, нет ничего предосудительного, – каждый волен осознавать мир на свой лад. Однако проблема всё-таки есть, и она коренится в отсутствии у коммунистов сущностного понимания природы человека. В своём понимании оной марксисты-ленинцы практически не отошли от варварского понимания их предшественников и нынешних либералов, сводящегося к тому, будто бы человек рождается в качестве уже «свежеиспечённого» человека, тогда как днесь есть все основания утверждать иное: новорождённый – существо, обладающее лишь задатками способностей, которые, будучи реализованы, позволяют ему очеловечиться – путём восприятия культуры… При этом оказывается, что какова воспринятая человеком культура, таков во многих своих качествах и человек. Иными словами, человек как биологический индивид становится настоящим человеком, то есть личностью, в которой индивидуальные особенности сплавлены с воспринятым социальным опытом, лишь в результате восприятия такого опыта. А он, этот формирующий личность опыт, будучи по природе своей общественным, естественным образом связывает человека с социумом. Вследствие чего всякий нормально социализированный человек, разумеется, не чувствует и не осознаёт себя центром мироздания, а и фактически является, и осознаёт себя хотя особой, но неотъемлемой частью человечества как Суперорганизма. Так вот, согласно моему пониманию, Гуманистическое Общество – это такая социальная формация, устройство которой будет обеспечивать не обкорнанное, а полноценное воплощение фундаментального архетипа вида Homo sapiens, каковое предполагает на уровне биологических индивидов производство и самореализацию не абы каких человеков, но в лице каждого – личности, психологически открытой на Человечество; на уровне же социальном – существование и развитие планетарного Суперорганизма…

Что касается необходимости наличия в структуре общества различных элементов и их гармоничного сочетания между собой, то это было понятно уже задолго до нашей эры. Вот радикальное мнение на сей счёт Мэн-цзы:

«[…] Если бы один человек изготовлял всё то, что изготовляется различными ремесленниками, то тогда нарушился бы порядок в Поднебесной».

А вот кусочек диалога, в котором Платон подводит читателя прямёхонько к пониманию необходимости опираться в устроении государства на врождённые человеческие различия (умозрительное созидание своего «государства» он начал с 4-х человек):

«—Должен ли каждый из них выполнять свою работу с расчётом на всех? Например, земледелец, хотя он один, должен ли выращивать хлеб на четверых, тратить вчетверо больше времени и трудов и уделять другим от того, что он произвёл, или же, не заботясь о них, он должен производить лишь четвёртую долю этого хлеба, только для самого себя, и тратить на это всего лишь четвёртую часть своего времени, а остальные три его части употребить на постройку дома, изготовление одежды, обуви и не хлопотать о других, а производить всё своими силами и лишь для себя?

— Пожалуй, Сократ, — сказал Адимант,— первое будет легче, чем это.

— Здесь нет ничего странного, клянусь Зевсом. Я ещё раньше обратил внимание на твои слова, что люди рождаются не слишком похожими друг на друга, их природа бывает различна, так что они имеют различные способности к тому или иному делу. Разве не таково твоё мнение?

— Да, таково.

— Так что же? Кто лучше работает – тот, кто владеет многими искусствами или же только одним?

— Тот, кто владеет одним.

— Ясно, по-моему, и то, что стоит упустить время для какой-нибудь работы, и ничего не выйдет.

— Конечно, ясно.

— И, по-моему, никакая работа не захочет ждать, когда у работника появится досуг; наоборот, он постоянно должен уделять ей внимание, а не заниматься ею так, между прочим.

— Непременно.

— Поэтому можно сделать всё в большем количестве, лучше и легче, если выполнять одну какую-нибудь работу соответственно своим природным задаткам, и притом вовремя, не отвлекаясь на другие работы.

— Несомненно.

— Так вот, Адимант, для обеспечения того, о чём мы говорили, потребуется больше чем четыре члена государства. Ведь земледелец, вероятно, если нужна хорошая соха, не сам будет изготовлять её для себя, или мотыгу и прочие земледельческие орудия. В свою очередь и домостроитель – ему тоже требуется многое, а подобным же образом и ткач, и сапожник. Не так ли?

— Это правда.

— Плотники, кузнецы и разные такие мастера, если их включить в наше маленькое государство, сделают его многолюдным.

— И даже очень.

— Всё же оно не будет слишком большим, даже если мы к ним добавим волопасов, овчаров и прочих пастухов, чтобы у земледельцев были волы для пахоты, у домостроителей вместе с земледельцами – подъяремные животные для перевозки грузов, а у ткачей и сапожников – кожа и шерсть.

— Но и немалым будет государство, где всё это есть.

— Но разместить такое государство в местности, где не понадобится ввоза, почти что невозможно.

— Невозможно.

— Значит, вдобавок понадобятся ещё и люди для доставки того, что требуется, из другой страны.

— Понадобятся.

— Но если такой посредник отправится в другую страну порожняком, не взяв с собой ничего такого, в чём нуждаются те люди, от которых он собирается забрать то, что нужно здесь, то он так и уедет от них ни с чем.

— По-моему, да.

— Следовательно, здесь нужно будет производить не только то, что достаточно для самих себя, но и всё то, что требуется там, сколько бы этого ни требовалось.

— Да, это необходимо.

— Нашей общине понадобится побольше земледельцев и разных ремесленников.

— Да, побольше.

— И посредников для всякого рода ввоза и вывоза. А ведь это – купцы. Разве нет?

— Да.

— Значит, нам потребуются и купцы.

— Конечно.

— А если это будет морская торговля, то вдобавок потребуется ещё и немало людей, знающих морское дело.

— Да, немало.

— Так что же? Как будут они передавать друг другу всё то, что каждый производит внутри самого государства? Ведь ради того мы и основали государство, чтобы люди вступили в общение.

— Очевидно, они будут продавать и покупать.

— Из этого у нас возникнет и рынок, и монета – знак обмена.

— Конечно.

— Если земледелец или кто другой из ремесленников, доставив на рынок то, что он производит, придёт не в одно и то же время с теми, кому нужно произвести с ним обмен, неужели же он, сидя на рынке, будет терять время, нужное ему для работы?

— Вовсе нет, — сказал Адимант. — Найдутся ведь люди, которые, видя это, предложат ему свои услуги. В благоустроенных государствах это, пожалуй, самые слабые телом и непригодные ни к какой другой работе. Они там, на рынке, только того и дожидаются, чтобы за деньги приобрести что-нибудь у тех, кому нужно сбыть своё, и опять-таки обменять это на деньги с теми, кому нужно что-то купить.

— Из-за этой потребности появляются у нас в городе мелкие торговцы. Разве не назовём мы так посредников по купле и продаже, которые засели на рынке? А тех, кто странствует по городам, мы назовем купцами.

— Конечно.

— Бывают, я думаю, ещё и какие-то иные посредники: разумение их таково, что с ними не очень-то стоит общаться, но они обладают телесной силой, достаточной для тяжёлых работ. Они продают внаём свою силу и называют жалованьем цену за этот наём, потому-то, я думаю, их и зовут наёмниками. Не так ли?

— Конечно, так.

— Для полноты государства, видимо, нужны и наёмники.

— По-моему, да.

— Так разве не разрослось у нас, Адимант, государство уже настолько, что можно его считать совершенным?»

Далее я ещё вернусь к цитированию Платона, а здесь в поисках ответа на вопрос Сократа о том, какое государство можно считать совершенным – для нас это вопрос об устройстве Гуманистического Общества – обращаемся снова к аналогии между человечеством и человеком.

 «НАСУЩНО НЕОБХОДИМЫЕ» ФУНКЦИИ И ФУНКЦИИ «РОСКОШИ»

Начнём с аналогии между функциональной организацией клеток многоклеточного организма и функционированием человеков в структуре социума. Название этой рубрики я позаимствовал из монографии известного генетика B. Ephrussi, посвящённой «гибридизации соматических клеток». Едва ли Вы, уважаемый читатель, знакомы с этим очень узким, но очень важным направлением генетических исследований. Ephrussi – один из первопроходцев на этом направлении. И вот, занимаясь данной проблемой, он обнаружил факт, к которому я привлекаю Ваше внимание. На мой взгляд, этот факт выражает фундаментальный принцип устроения генетической системы любых организмов, состоящих из индивидов меньшего порядка. А сам факт заключается в том, что у каждой клетки многоклеточного организма есть функции, обеспечивающие осуществление процессов, жизненно важных для неё самой, и есть функции, нацеленные на жизнеобеспечение многоклеточного организма. Из них функции первого типа автор назвал «насущно необходимыми», а функции второго типа – «функциями роскоши». Вот, думается мне, достаточно понятная цитата из его монографии:

«Я имею в виду различие между функциями, свойственными всем без исключения клеткам, как например функции обмена, необходимые для поддержания существования и роста любой клетки, и дифференцированными функциями, осуществление которых необходимо для выживания многоклеточного организма и данного вида животных, но не клетки. В течение многих лет я провожу различие между продуктами генов, выполняющих эти два типа функций, называя их соответственно веществами, контролирующими осуществление «насущно необходимых» функций (household function) клетки, и веществами, контролирующими осуществление функций роскоши (luxury function)».

Да, многоклеточный организм – это сложно устроенная система, существование которой обеспечено разделением функций между образующими её элементами. Так вот, точно так же будет устроен и Планетарный Суперорганизм. При этом полноценное обеспечение всех нужных для его существования функций предполагает необходимую дифференцировку как на уровне человеческих индивидов, так и на уровне народов. Не о том же ли самом толкует и Платон в приведённой выше пространной цитате. А открытие Эфрусси обращает внимание лишь на наличие соответствующей генетической основы. Уже при нынешнем устройстве общества разделение труда и между человеками, и между народами – факт, не менее очевидный, нежели существование функций «насущно необходимых» и «функций роскоши». Однако на планетарном уровне дело заходит, пожалуй, даже дальше: государства, технологически высоко развитые, практически лишились возможности обеспечивать своё независимое существование… И в этом не было бы ничего плохого, будь отношения между хозяйствующими Субъектами основаны не на принципе наживы, а на принципе бескорыстного сотрудничества, нацеленного на достижение Благоденствия для всего Человечества. Гуманистическое Общество будет устроено именно так.

ОБ УРОВНЯХ ИНТЕГРАЦИИ

Как оно уже было сказано ранее, геном всех многоклеточных организмов предполагает существование индивидов как минимум двух уровней организации: «клетка» и «собственно многоклеточный организм». Вообще говоря, геном всех многоклеточных предполагает ещё и третий уровень организации, который, однако, со всей очевидностью обнаруживается лишь у некоторых видов. Таковы, например, муравьи с их муравейниками; пчёлы с их ульями; млекопитающие с их семьями, стаями, стадами. А виду Homo sapiens генетически присущ ещё один уровень сплочённостина основе культуры и разума (лат. sapientia [sapiens] – рассудительность, ум). Изучая строение и жизнедеятельность организмов разных уровней интеграции, нетрудно обнаружить наличие принципиально общих закономерностей. И вот, если считать Гуманистическое Общество дефинитивной (от лат. definitivus – окончательно определённый) стадией развития человеческой цивилизации, плюрализм, простирающийся до уровня индивидов, представляется, действительно, непреложным требованием устроения оного. Чтобы убедиться в этом, достаточно просто иметь в виду естественную необходимость многообразия элементов в строении любых индивидов и соотнести её с особенностями заключительной стадии их жизненного цикла.

ОТ ПОЛИМОРФИЗМА К ПЛЮРАЛИЗМУ

Что касается самого по себе многообразия и строительных элементов (клеток), и индивидов, и биологических видов, то с эволюционной точки зрения это всего лишь отражение многообразия освоенных биологическим видом реалий окружающей среды. Ясным свидетельством такой природы полиморфизма (от греч. polys – многочисленный и morphe – форма) является факт наличия у разных видов, ведущих одинаковый образ жизни, аналогичных органов. Так, например, крылья есть и у насекомых, и у птиц, и у летучих мышей… Вплоть до Homo sapiens Живое Земли отражало детали её сред, производя всё новые и новые формы существ. С появлением на планете человека разумного эволюция сместилась в сферу психологических способностей и пошла по пути производства разнообразных личностей, то есть людей, одарённых теми или иными общими для человечества психологическими качествами в разной степени. И точно так же, как для биологической эволюции важными, ценными являются биологические особенности индивида, позволяющие ему выжить в новой среде, для развития человечества важными, ценными являются особенности психологического склада человека, позволяющие ему обнаружить для себя, а значит и для всего вида Homo sapiens, новые направления экспансии. В связи с таким положением вещей всякий народ, сохраняющий стремление развиваться, объективно нуждается в обнаружении индивидуальности каждого человека. Хотя на деле эта объективная нужда по ряду достаточно понятных причин позволяет только очень немногим людям проявить свою одарённость какими-либо потенциально полезными для общества качествами. В данном сочинении обсуждать механизмы «социальной уравниловки» нет оснований, поэтому обращаю внимание лишь на то, что участь оригинальных личностей (понимай – и оригинальных мыслителей тоже) сильнее всего определена характером общественного устройства, и это вполне естественно. А чтобы это было вполне понятно, обратимся опять к аналогии.

Один из фундаментальных принципов развития сложных организмов заключается в том, что дефинитивная форма устройства живого существа лишь венчает его жизненный цикл, заключая чреду стадий. При этом на каждой стадии реализуются различные блоки генетической программы, и таким образом биологический индивид проходит испытание на жизнеспособность во всех средах, где обитает данный вид. Например, стрекозы на стадии личинки живут и хищничают в воде, а взрослые охотятся в воздухе… Доказав свою жизнеспособность на разных стадиях, индивид оказывается в состоянии детородной зрелости. Здесь он должен быть не только жизнеспособным, но и способным к производству потомков. Поэтому у многих видов конечная стадия формируется в два этапа: этап роста/взросления и этап созревания. Например, у лягушек (я уже обращался к этому примеру) лягушонок – это уже не головастик, а вполне себе полноценная лягушка, просто маленькая. Ей предстоит вырасти, ибо только тогда обнаружится способность к производству потомков. Теперь представьте себе, что в теле личинки стрекозы активируются гены и появятся клетки, из которых должны сформироваться крылья… Или вот – другая нелепость: вегетарианец головастик начнёт охотиться наподобие лягушки… К счастью для этих существ, подобные события маловероятны, но случись такое – они обречены погибели… Не то ли же сулит появление в обществе людей крайнего сложения, несущих угрозу существующему порядку… Не является ли, например, моя теория СКЦ одной из таких угроз?.. Я-то, конечно, уверен, что это не так, что я «благовествую» о Светлом Завтра… А чтó думают на сей счёт Президенты со своими «стаями» ?.. В истории человечества полно примеров противоречия тех или иных новаций фактическому устройству общества или просто интересам правителей, когда новаторы либо явились не вовремя, либо явно «не пришлись ко двору» … Что же касается ситуации с АУТЕНТИЗМОМ, то она больше похожа на другую, фантастическую. – Представьте себе, что головастику приспело время стать лягушонком, а он никак не может избавиться от своего пристрастия к вегетарианству… Или вот – другая нелепость: бабочка вышла из кокона и вместо того, чтобы питаться нектаром, пытается на манер гусеницы съесть капустный лист, а у неё даже жевать нечем… И в том и в другом случае организм явно неполноценен… Понятно, что, если эти существа не могут изменить своё поведение, они обречены погибели… Точно так же погибели обречено и Человечество, если оно не сможет осуществить Гуманистическую Трансформацию своего устройства…

И вот мы снова возвращаемся к вопросу о том, почему одним из фундаментальных принципов устроения Гуманистического Общества является плюрализм, простирающийся до уровня индивидов, почему для грядущей общественной формации индивидуальность человека, полноценная реализация всех его значимых для человечества качеств будет непреложной ценностью. Здесь, продолжая исследовать аналогию человечества с человеком, дóлжно обратить внимание на следующее: осуществление целевой функции («продление рода») возможно лишь на основе такой организации жизненных процессов, которая обеспечивает и существование самого индивида, и производство потомков. При этом для высокоорганизованных существ, каковым является человек, функция воспроизводства отнюдь не сводится к производству половых клеток и их соединению: требуется ещё произвести на свет уже собственно потомка, да ещё в таком качестве, чтобы он оказался способным к автономному существованию. К чему весь этот разговор? – Важно понимать, что функция продления рода предполагает способность организма производить некий существенный избыток энергии, материалов и всего-всего, что для этого требуется… Да, наряду с полноценным развитием репродуктивного аппарата вторым существенным признаком детородной стадии является полнота реализации той части генома, которая определяет характерную для неё сугубо эффективную систему жизнеобеспечения. Именно поэтому новорождённый мальчик или девочка становятся соответственно мужчиной и женщиной лишь по достижении совершеннолетия, то есть спустя пару десятилетий. – А фундаментальным признаком аналогичной стадии развития человечества будет как раз тот самый плюрализм устроения общества, простирающийся до уровня индивидов, которому была посвящена данная рубрика… – Полнота… полнота реализации всех потенций (от лат. potentia – сила)!..

Итак, грядущее общественное устройство – это цивилизация, в которой каждый человек будет зиждительным элементом и сотрудником Человечества, а оно обретает качества планетарного Суперорганизма, способного произвести Потомков. В своих последних публикациях (в VK) я немало толковал о Будущности вида Homo sapiens, указывая на то, что она в лучшем случае именно такова – планетарный Суперорганизм. Полагаю, соображений, изложенных в этих публикациях, довольно, чтобы заинтересованный человек составил более или менее точное представление на сей счёт. Поэтому здесь задерживаться на обсуждении данного вопроса не буду, а предлагаю осмыслить следующее утверждение: ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА ГУМАНИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА ЕДВА ЛИ НЕ ВАЖНЕЙШЕЙ ЦЕННОСТЬЮ ЯВЛЯЕТСЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО, СТРЕМЯЩЕЕСЯ РАСПРОСТРАНИТЬ СЕБЯ ЗА ПРЕДЕЛЫ ЗЕМЛИ.

Ценность ЦЕЛОГО и ОМНИАЛИЗМ

Суперорганизм – это воплощение Замысла о Человечестве как Орудии всепродолжающегося Творения и основе его «Новой Волны». Да, согласно моему пониманию, предназначение Человечества именно таково. Однако встаёт вопрос, каким должно быть для этого его внутреннее устройство? – В ответе на него вроде бы резонно исходить опять-таки из представления о предназначении и о целеподчинении организма родовой функции. Однако, не пускаясь в долгие разъяснения, почему поступаю иначе, предлагаю ограничиться параллелью между устройством Гуманистического Общества и устройством «идеального государства» по Платону. Следуя его линии, – на мой взгляд, вполне соответствующей нашей задаче, – рассмотрим вопрос сначала лишь в категориях «справедливости» и «блага», чтобы сделать вполне очевидной самоценность ЦЕЛОГО. – Сейчас, когда отжившая формация распадается, а глупцы талдычат на всех углах о том, что «народам надо брать столько суверенитета, сколько им заблагорассудится», – дескать, новый миропорядок должен быть полицентричным, многополярным, – как никогда важно понимать: ПО ЗАВЕРШЕНИИ ФАЗЫ РАСПАДА НЕОБХОДИМО ВОССОЕДИНЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Справедливость предполагает такое устройство общества, которое обеспечивает всякому человеку возможность реализовать себя в качестве индивидуальности, никоим образом не мешая самореализации других.

«— Мы ещё вначале, когда основывали государство, установили, что делать это надо непременно во имя целого. Так вот, это целое и есть справедливость или какая-то её разновидность. Мы установили и после всё время повторяли, если ты помнишь, что каждый отдельный человек должен заниматься чем-нибудь одним из того, что нужно в государстве, и притом как раз тем, к чему он по своим природным задаткам больше всего способен.

— Да, мы говорили так. […]

— Так вот, мой друг, заниматься каждому своим делом – это, пожалуй, и будет справедливостью».

Да, скажем и мы, важно достаточно ясно понимать, что в лучшем случае единство социума осуществляется через многообразие, когда каждый индивид равен другому не только по признакам сходства, общим для всех людей, но и как обладатель особенных качеств… Соединяет же всех не что иное, как общее стремление к благу, сиречь к добру. Для разных людей благо, разумеется, и различно, вплоть до того, что то, что для одного благо – для другого зло… Однако само по себе – по своей сути – оно едино… Обладая разными способностями-потребностями, все люди при этом стремятся обнаружить свою натуру как можно полнее, и достижение сей цели есть высшее благо для индивида… Для человечества же как Организма – как Гармоничной Системы – благом является соответствующее внутреннее устройство. Здесь уместно ещё раз указать на то, что принципом такого устройства не может быть коммунизм, а может и должен быть омниализм. Я ввожу этот термин именно для того, чтобы противопоставить понятию «общее» (лат. communis – общий) понятие «всеобщее» (лат. omnis – весь, целый, совокупный, полный). – Практика строительства коммунизма показала, сколь легко в этом деле под предлогом соблюдения неких общих интересов попираются не только идеалы справедливости и добра, но и сама жизнь человеков. Да, целостность всечеловеческого Организма, безусловно, – ценность №1… Но омниализм, – буде пользоваться этим термином, – предполагает, повторяю, достижение такой степени внутреннего единства Человечества, при которой это уже Суперорганизм, – не иначе как через многообразие, когда в общественном сознании будет ясно звучать мысль, что полноценная самореализация каждого есть благо не только для самого человека, но и для всех, и для человечества как надындивидуального Субъекта. На уровне отношений между народами «омниализм» – это принцип «соборности», заметим, – исконный для России. А на уровне межличностных отношений – уважение индивидуальности… Человеческая Цивилизация, зиждущаяся на принципе омниализма, – это не коммунизм: это Панантропия (гр. παν – весь, полный и άνθρωπος – человек) …

Целое и Цель

Теперь возвращаемся к чрезвычайно важному представлению о целеподчинении организма живых существ функции продления рода. Организм вышедшей из куколки бабочки всецело, во всех деталях своего строения подчинён задаче спаривания с целью производства оплодотворённых яиц. Для большинства насекомых оплодотворённое яйцо – это уже новое существо. Здесь целеподчинение целого вполне очевидно. Однако у многих других живых существ репродуктивная функция осуществляется гораздо сложнее. Так, для муравьёв и пчёл продление рода предполагает нормальное функционирование целого муравейника, улья… и специализацию особей сообразно решаемым ими задачам. На первый взгляд этот очевидный полиморфизм отражает всего лишь наличие отдельных слагаемых в деле жизнеобеспечения сообщества. Но, рассматривая биологический вид «не на срезе», а в длиннике, нетрудно заметить, что всё многообразие форм подчинено не только задаче выживания, но и непременно задаче продления рода… Так, например, рабочие пчёлы озабочены сбором не только нектара, но и перги (цветочной пыльцы), которая нужна не им, а личинкам… Для вида Homo sapiens всё ещё гораздо сложнее: необходимо спаривание и оплодотворение яйцеклетки, вынашивание беременности, воспитание ребёнка до степени автономного жизнеобеспечения, очеловечение его путём передачи культуры, образование (специализация)… А это, в свой черёд, предполагает ещё сохранение, поддержание и развитие социума; сохранение и расширение жизненного пространства… Понятно, что для решения всех этих задач в генофонде человечества должны содержаться необходимые способности. Так они и есть, на них-то человечество и опирается. И вот что должно быть совершенно ясно: да, индивидуальность человека – безусловная ценность, но наряду с нею и в сопряжении с нею всякому нормально социализированному человеку присуща способность-потребность найти своё место в сложной структуре всечеловеческого Организма. Согласно моему пониманию, это качество является одним из основных сущностных признаков Человека, ибо оно обнаруживает генетическую детерминацию социума, предполагающую подчинение индивида целевой функции – функции продления рода… – Наиболее отчётливо это качество проявляется в феномене идентификации индивида с сообществами разных уровней – от семьи до Человечества. А такое отождествление требует модерации (от лат. moderatio – умерение) индивидуальности каждого. Так что никакого антагонистического противоречия между общественными интересами и индивидуальностью в гармонично устроенном обществе быть не может (не должно быть!). – Индивидуальность – да… индивидуализм – нет… Вот подходящая цитата из «Государства»:

«— Может ли быть, по-нашему, большее зло для государства, чем то, что ведёт к потере его единства и к распадению на множество частей? И может ли быть большее благо, чем то, что связует государство и способствует его единству?

— По-нашему, не может быть.

— А связует его общность удовольствия или скорби, когда чуть ли не все граждане одинаково радуются либо печалятся, если что-нибудь возникает или гибнет.

— Безусловно.

— А обособленность в таких переживаниях нарушает связь между гражданами, когда одних крайне удручает, а других приводит в восторг состояние государства и его населения.

— Ещё бы!

— И разве не оттого происходит это в государстве, что невпопад раздаются возгласы: «Это – моё!» или «Это – не моё!»? И то же самое насчёт чужого.

— Совершенно верно.

— А где большинство говорит таким же образом и об одном и том же: «Это – мое!» или «Это – не моё!», там, значит, наилучший государственный строй.

— Да, наилучший.

— То же можно сказать и о таком государстве, которое более всего по своему состоянию напоминает отдельного человека. Например, когда кто-нибудь из нас ушибёт палец, все совокупное телесное начало напрягается в направлении к душе как единый строй, подчиненный началу, в ней правящему, она вся целиком ощущает это и сострадает части, которой больно; тогда мы говорим, что у этого человека болит палец. То же выражение применимо к любому другому ощущению человека – к страданию, когда болеет какая-либо его часть, и к удовольствию, когда она выздоравливает.

— Да, то же самое. Вот это и есть то, о чём ты спрашивал: к состоянию такого государства полностью приближается государство с наилучшим устройством.

— Когда один из граждан такого государства испытывает какое-либо благо и зло, такое государство обязательно, по-моему, скажет, что это его собственное переживание, и всё целиком будет вместе с этим гражданином либо радоваться, либо скорбеть.

— Это непременно так, если в государстве хорошие законы».

Принцип Аутентичности в деле формирования социальных Органов и Систем

Думается мне, вопрос о соотношении в человеке общечеловеческого и индивидуального рассмотрен уже достаточно детально, так чтобы можно было задаться другим, а именно: о том, как будет устроен Организм Человечества в Гуманистическом Завтра. Это вопрос весьма многосложный, но и, безусловно, наиважнейший. Ответить на него подробно в данной работе не берусь. А поскольку обойти его никак нельзя, я ограничусь обсуждением предмета в самом общем виде, каким он представляется мне на сей день. При этом рассматривать пути перехода от нынешней формации к грядущей не буду вовсе, ибо переход сей имеет в высшей степени вероятностный характер, на что я уже не раз указывал в других публикациях. Здесь речь пойдёт лишь о том, каким образом люди должны соединиться, чтобы на свет явилась не просто новая «общественно-экономическая формация», а Организм, сплочённый и физически (хозяйственными связями), и культурно-психологически, и, главное, – духовно…

Начнём с того, что это именно Организм, строение и физиология которого подобны таковым человеческого тела. Данная аналогия представляется поверхностной лишь на первый взгляд, тогда как при углублении в предмет до генетической детерминации она оказывается сущностной. Однако такое углубление в сравнительно коротком опусе опять-таки практически невозможно, поэтому и здесь я обойдусь лишь указанием на несколько наиболее очевидных подобий.

Как известно, между индивидом, имеющим многоклеточное строение, и его клетками есть ещё два уровня: тканевой и уровень органов/систем. Ткань – это система клеток, сходных по происхождению, строению и функциям в организме. Органы состоят из тканей. Так вот, на уровне социума аналогами тканей, по всей видимости, являются этносы и их объединения на основе близкого родства… Аналогами органов являются государства. – В большинстве своём современные государства – полиэтнические образования… Представленные аналогии весьма полезны для понимания ценности не только многоразличия человеков, но и различия этносов, наций, государств. Человечество не сможет сложиться в Суперорганизм, если сейчас в Фазе Аморфного Конгломерата лишится какого-нибудь народа, квазиорганная или квазитканевая функция которого является невосполнимой. Определить же ценность народа в большинстве случаев практически невозможно, ибо для этого надо достаточно точно знать Замысел, а он в своих деталях, разумеется, непостижим. В общем, стоит строго придерживаться мысли, что Человечество это – Организм, а не конгломерат (от лат. conglomerate – скопившийся, собранный), то есть механическое соединение племён и народов. Идеал человеческой гармонии исключает также полицентризм как вариант долгосрочного устройства Планетарной Цивилизации… А «Многополюсный Миропорядок» – сущий бред

Чтобы перейти к следующему пункту намеченного мной обсуждения, прежде должен обратить внимание на то, что естественные различия – это хорошо, если человек ли, народ ли не противоречат своей оригинальной натуре. В своём «Государстве» Платон весьма однозначно высказался на сей счёт, а моя «философия» целиком зиждется на принципе аутентичности.

Да, разные народы, опираясь на свои биологические, культурно-исторические особенности и особенности мест обитания, могут выполнять те или иные функции, аналогичные таковым в организме человека. Однако принципиально иной характер осуществления интеграции народов со всё возрастающей степенью культурно-психологического соединения практически исключает сохранение сложившегося на сей день весьма однозначного и во многом несуразного разделения труда. Единое Человечество, скорее всего, существенно изменит распределение функций между народами уже в обозримое время. Но нельзя недооценивать и силу традиций, так что опасаться полного смешения народов нет оснований…

Следующий вопрос касается того обстоятельства, что важнейшим слагаемым организма является нервная система. Её аналог на планетарном уровне, естественно, необходим, и зачатки его есть. Однако совершенно очевидно, что нынешние механизмы интеграции не могут обеспечить ни осуществление перехода к новому устройству общества, ни тем более его эффективное функционирование. – Нервная система «бабочки» отнюдь не то же самое, что таковая «гусеницы». Паче того, действующие механизмы интеграции являются одним из основных факторов задержки необходимых преобразований. Нет нужды останавливаться на обсуждении тех или иных фактов неадекватности решений, принимаемых «мировым правительством». Считаю нужным обратить внимание лишь на то, что формирование новой системы саморегуляции и самоуправления Человечества будет осуществляться на основе других принципов. Ведь как оно осуществляется сейчас, и что в этом плохо?

Сейчас Человечество, образно выражаясь, продолжает ковылять враскорячку на двух разновеликих конечностях, одна из которых, по сути, «изношенный протез». Полагаю, понятно, что под последним имеется в виду «Международное Право» и все те организации, которые призваны обеспечивать соблюдение образующих его Законов. Другая «опора» – социальные инстинкты. На них народам приходится опираться ввиду необходимости хоть как-то сохранять единство. При этом оные инстинкты в коллективном сознании имеют вид своеобразных «понятий», как оно у блатных – в воровском мире… Такая «жизнь по понятиям», разумеется, вычленяет тех, кто принимает эти правила, из среды всех остальных народов. Но им до этих остальных, вообще говоря, дела нет. Здесь дело обстоит опять-таки ровно так, как оно обстоит с отношением блатных к людям законопослушным: их, дескать, не только можно, но и надо обворовывать, грабить… Спрашивается, при чём здесь ООН и другие международные организации? – «Жизнь по понятиям» в плане её устроения предполагает опору не на Право, а на «авторитеты» и на присущий блатному миру своеобразный «кастовый строй»… Глобализация под эгидой США должна была неизбежно привести к подобному миропорядку. К нему она и привела. Теперь США действуют не по Закону, а «по понятиям»… В сложившейся на планете ситуации поведение стран, которым уготована участь «законопослушных», то есть обречённых на обворовывание, на ограбление, достойно сожаления… Поскольку существующее «Международное Право» фактически сдохло и для них, а альтернативы ему нет, им ничего другого не остаётся, как тоже припасть к социальным инстинктам. Как известно, «запевалой» оказалась Россия. Лидер правящей здесь «стаи», обратив свой взор в прошлое, – будущее ему просто невнятно, – стал по примеру своего бывшего патрона (чем дело закончилось тогда – хорошо известно…) призывать все народы к всесторонней суверенизации и сплотиться на основе «традиционных ценностей». Однако дело это не может быть вполне успешным, ибо ведь и «блатные» среди своих привержены тоже им… Спрашивается, кому при этом охота оказаться среди «законопослушных»?.. Короче говоря, нынешняя ситуация с системой самоуправления Человечества кажется патовой… Однако на самом деле оно, конечно, не так – выход есть, и он достаточно очевиден: НЕОБХОДИМ ПЕРЕХОД К ОБЩЕСТВЕННОЙ ФОРМАЦИИ, КОТОРАЯ БУДЕТ ЗИЖДИТЬСЯ НА ПРИНЦИПЕ СОТРУДНИЧЕСТВА, ОТБРОСИВ НАПРОЧЬ ПРИНЦИП ОБОГАЩЕНИЯ… Коли такое случится, сложение новой системы саморегуляции и самоуправления Человечества не заставит себя ждать. Внимание стоит обратить на следующие моменты.

Как оно явствует из всего уже изложенного выше, устройство Гуманистического Общества предполагает высочайшую степень сплочённости, когда и государства – доколе они пребудут – и нации, и этносы, и отдельные человеки будут составлять единое целое. Это омниализм, и это означает, что информация от каждого слагаемого системы должна достигать управляющей инстанции, а информация от неё – достигать каждого… Уже существующие ныне средства массовой коммуникации вполне позволяют обеспечить такую полноценную связь, и даже шире, куда шире… Вопрос в другом: какие люди станут функционерами новой системы?

Совершенно очевидно, что никакое отдельное государство (то или иное постгосударственное формирование) не сможет выступать в роли планетарного управляющего. Не менее очевидно и то, что функционерами новой системы станут выходцы из разных племён, обладающие соответствующими способностями. Я специально подчеркнул слово «способности», ибо со времён Платона известно, что именно оно является ключевым. Рассуждая о человеческих различиях, он вполне убедительно заявлял, что при идеальном общественном устройстве каждый человек не только сможет реализовать свои способности, но и должен реализовать их. Но это лишь одна сторона дела, а другая, – симметричная ей: никто не вправе заниматься тем, на что не способен…

Полагаю, у наших потомков достанет ума так устроить воспитание и образование подрастающих поколений, чтобы профессиональное самоопределение человека происходило по мере взросления совершенно естественным образом путём гармоничного сопряжения природных задатков индивида с интересами человечества. Однако пока что отсутствие в общественном сознании адекватного понятия о фундаментальности человеческих различий и недопустимости заниматься не своим делом, судя по всему, будет одной из основных помех в отлаживании всех социальных функций. – Жизнь экспансивна (лат. expansio – расширение, распространение чего-л. за какие-л. первоначальные пределы) по своей природе, поэтому всякому индивиду свойственно утверждать себя на всех направлениях своей жизнедеятельности. Для человека взаимодействие с другими людьми и с обществом – едва ли не главное направление самореализации. Если оно превращается в поле для самоутверждения, как оно днесь, ни о какой социальной справедливости и речи быть не может: КОНКУРЕНЦИЯ – ЭТО БОРЬБА НЕ НА ЖИЗНЬ, А НА СМЕРТЬ… Отказ от принципа обогащения/наживы, разумеется, сам по себе исключает наиболее дикие формы такого самоутверждения (грабёж, обман, все виды насилия и т.п.). Но в Гуманистическом Обществе должны быть исключены вообще любые формы самоутверждения, противоречащие интересам другого человека и человечества, ибо и тот и другой интерес будут главными в иерархии ценностей грядущей Формации. Аксиология (греч. αξια – ценность и logoV – учение) аутентизма, как оно должно быть понятно, – система ценностей, совершенно отличная от таковой современного общества, и переход к ней, конечно, не будет простым. Дело серьёзно осложнено ещё тем, что на протяжении последних столетий людям втемяшивали совершенно искажённое представление о равенстве. Делается это по сию пору, чтобы скрыть вопиющее социальное неравенство. А в России положение ещё усугубилось по ходу осуществления пресловутой «диктатуры пролетариата», идея которой в корне противоречит человеческой природе. Помнится, Ленин призывал учить каждую «кухарку» управлять государством… – Несусветная чушь!

Вообще говоря, этот мой опус всем свои строем нацелен на возвеличение ценности человеческого разнообразия, ценности различий. Так что приводить какие-то новые аргументы в пользу своего мнения не буду. Вместо этого во закрытие темы предлагаю совершенно «скандальное» заключение Платона, о том, что управлять идеальным государством должны философы…

«Пока в государствах не будут царствовать философы, либо так называемые нынешние цари и владыки не станут благородно и основательно философствовать и это не сольётся воедино – государственная власть и философия, и пока не будут в обязательном порядке отстранены те люди – а их много,– которые ныне стремятся порознь либо к власти, либо к философии, до тех пор, дорогой Главкон, государствам не избавиться от зол, да и не станет возможным для рода человеческого и не увидит солнечного света то государственное устройство, которое мы только что описали словесно. Вот почему я так долго не решался говорить, – я видел, что всё это будет полностью противоречить общепринятому мнению; ведь трудно людям признать, что иначе невозможно ни личное их, ни общественное благополучие».

Во времена Платона его утверждение о том, что во главе «идеального государства» должны стоять «философы», то есть люди, обладающие некими особыми способностями, представлялось, разумеется, совершенно фантастическим и нелепым. Однако, к сожалению, за две с половиной тысячи лет на сей счёт ни в общественном сознании, ни в фактическом положении вещей почти ничего не изменилось. – Сегодня, как и тогда, практически повсеместно во главе государств стоят люди, мало способные к осуществлению двух главных для этой роли функций, а это: полноценная интеграция социума в ключе омниализма и продвижение в Будущее… О каких же способностях говорил Платон? – А это, знаете, те способности, которые делают человека открытым на континуум субъективной реальности, на духовный план, на уровень тождества – он же субстанциальный уровень… Понятное дело, это слова из моего лексикона… Но Платон, определяя психологические качества «философа», использовал вполне аналогичные термины – судите сами:

«Относительно природы философов нам надо согласиться, что их страстно влечёт к познанию, приоткрывающему им вечно сущее и не изменяемое возникновением и уничтожением бытие […] – И надо сказать, что они стремятся ко всему бытию в целом, не упуская из виду, насколько это от них зависит, ни одной его части, ни малой, ни большой, ни менее, ни более ценной […] – Когда ты хочешь отличить философский характер от нефилософского, надо обращать внимание ещё вот на что[…] – ему свойственны возвышенные помыслы и охват мысленным взором целокупного времени и бытия…»

Полагаю, понятно о каких способностях идёт речь… Так вот, согласно моему пониманию, утверждение Платона о том, что руководить «идеальным государством» должны люди, одарённые именно такими способностями, днесь представляется не просто верным, но сугубо актуальным. Дело в том, что Гуманистическое Общество, – повторяю в который раз, – это не просто новая Общественная Формация, но Суперорганизм, Существо, Субъект (см. Примечание 1). Осуществление целостности такой грандиозной системы предполагает опору на все виды связи между всеми её слагаемыми. При этом Человечество является Субъектом постольку, поскольку человек когнитивно (от лат. cognitio – познавание) открыт на субстанциальный уровень Мироздания (уровень тождества), который психологически есть духовный план… Одарённость духовно-психологическими способностями, подобно любой другой одарённости, у разных людей, разумеется, разная… Собственно говоря, именно на это и указывал Платон… Так вот, существование Человечества в качестве Субъекта предполагает опору на людей, достаточно одарённых такими способностями… Сейчас, как и во времена Платона, они далеки от Власти, а Власти по вполне понятным причинам чураются их… Но дальше так быть не может… Не может, ибо сами по себе нынешние верховоды, полагаясь лишь на своё разумение, явно не в состоянии вывести Человечество из Фазы Аморфного Конгломерата… А ведь надо не только воссоединить народы на основе принципа нестяжательства – надо ещё обеспечить Землянам качество Существа/Субъекта, способного занять своё место среди подобных себе, а их во Вселенной несметное множество…На пути к этому качеству людям предстоит сначала обрести Планетарное Сознание, а после – Космическое… Идеологией репродуктивной стадии Человечества станет КОСМИЗМ (греч. κόσμος – упорядоченный мир)… Это мировоззрение в зачаточном виде уже существует. Его возникновение и развитие тесно связано с именами в основном русских мыслителей. Из них наиболее известными являются: Циолковский К. Э., Фёдоров Н. Ф., Вернадский В. И., Чижевский А. Л., Ефремов И. А. Впрочем, нельзя не упомянуть и Пьера Тейяра де Шардена – глубокого философа, теолога, учёного, сформировавшего представление о «Точке ОМЕГА». Глубокими прозрениями полны фантастические произведения А. Азимова, А. Кларка. Да и вообще в мире уже довольно много людей, осознающих не только неизбежность выхода Человечества на просторы Вселенной, но и необходимость формирования адекватной идеологии. Имя её – КОСМИЗМ. Да, на сей день это нечто весьма эклектичное, но ведь и экспансия в иные миры ещё не началась. Да и вопрос о том, выживет ли Человечество, окажется ли оно способным отлиться в новую Формацию, остаётся куда как открытым.

 

«Планетарное Сознание» и «Космизм»

В начале опуса, предваряя основной текст, я указывал на то, что он содержит ряд пространных цитат, и лаконично аргументировал нужду в них. Однако реальное множество выдержек из «Государства» Платона может всё же создать у кого-то ложное мнение, будто бы моя концепция «Гуманистического Общества» – это своеобразное переложение его труда. А это не только не так, но совсем не так. – Здесь, фактически уже завершая своё сочинение, должен ещё раз пройтись на сей счёт. – И вот почему: я намерен привести длинную выдержку из Циолковского, соглашаясь с ним в части определения космической Будущности Человечества. Однако и здесь это вовсе не означает, что моё представление насчёт таковой есть переложение его взглядов, – моё представление о космической Судьбе вида Homo sapiens является совершенно иным. Да, это Космизм, то есть идеология, одним из основателей которой был Константин Эдуардович, но Космизм, определённый фундаментальным для Аутентизма понятием о «Замысле». Поэтому, предваряя представление особенностей своего видения, предлагаю ещё немного «философии».

Примечание 8. Ранее я указывал на то, что в Аутентизме одним из основных положений теории познания является понятие о том, что фундамент опыта вообще и знания в частности образуют априорные (доопытные) генетически детерминированные психологические структуры. В общем и целом, они тождественны у всех людей. Но способность обнаруживать их в своей мыслительной деятельности, как любая другая способность, выражена у разных людей в разной степени. Философия – удел людей, одарённых ею более остальных. Так вот, и в «Диалогах» Платона, и в «прозрениях» – назовём их так – Циолковского большую часть глубоких суждений составляют как раз априорные.

Что касается основных понятий моей философии, то они, утверждаю это совершенно искренне, вполне аутентичны. Все эти понятия были сформулированы мной не в результате знакомства с теми или иными философскими системами, а прежде того – в результате ИНТРОСПЕКЦИИ (от лат. introspectare – смотреть внутрь), то есть исследования состояний собственного сознания и своего мышления. Так что нет ничего удивительного в том, что многие из них являются весьма полными аналогами понятий, открытых ранее другими. Сам я ясно сознаю такое положение со времён юности, когда взял для себя за правило выверять все свои «открытия», отыскивая аналоги в трудах тех, кто занимался теми же проблемами до меня…

Итак, в чём принципиальные отличия «Гуманистической Формации» от «Идеального Государства» Платона? Коротко говоря, – в том, что образ «Гуманистического Общества» относится к ещё не наступившему периоду существования человечества, к его Будущему, тогда как образ, представленный Платоном, относится к завершающемуся, то есть к Прошлому. И заметьте, я веду речь не о различиях в деталях, ибо таковых, разумеется, больше чем совпадений, а именно о принципиальных. А таких всего несколько.

Первое фундаментальное отличие заключается в том, что «идеальное государство» Платона – это всего лишь гармонично устроенное благоденствующее сообщество, тогда как «Панантропия» (Всечеловечество) есть в то же время «Панантропос» (Всечеловек), то есть Существо и Субъект…

Да, «Идеальное Государство» – это сообщество, интересы которого не идут дальше обеспечения собственного благоденствия; иными словами – это Организм, занятый лишь самосохранением и ростом до определённой величины. Такое государство, разумеется, готово и к захватническим войнам. Судя по всему, оно способно и к своеобразному размножению, путём образования колоний… Совершенно очевидно, что, описанное Платоном устройство, остаётся сокровенным идеалом, к которому тяготеют все государства по сию пору… Знакомство с материалами Циолковского столетней давности не оставляет сомнений в том, что и он, простирая взгляд во Вселенную, принципиально оставался в пределах образа, очерченного Платоном. Вот одна из его не слишком фантастичных миниатюр (мой комментарий внутри неё помещён в квадратные скобки и выделен шрифтом):

«Человек сделал великий путь от «мёртвой» материи к одноклеточным существам, а отсюда к своему теперешнему полуживотному состоянию. Остановится ли он на этом пути? Если и остановится, то не сейчас, ибо мы видим, какими гигантскими шагами прогрессирует в настоящее время наука, техника, обстановка жизни и социальное устройство человечества. Это указывает и на перемены в нём самом. Во всяком случае, эти перемены должны произойти. Правда, пока сам человек мало изменяется. Те же остатки животных страстей, инстинктов, слабость ума, рутинность. В отношении общественного развития он даже уступает муравьям и пчелам. Но, в общем, он опередил животных и, следовательно, сильно прогрессировал. Ничто сразу не останавливается. Не остановится и человек в своём развитии, тем более, что ум давно уже ему подсказывает его нравственное несовершенство, но пока животные наклонности сильнее, и ум не может их одолеть.

Можно вскоре ожидать наступления разумного и умеренного общественного устройства на Земле, которое будет соответствовать его свойствам и его ограниченности. Наступит объединение, прекратятся вследствие этого войны, так как не с кем будет воевать. Счастливое общественное устройство, подсказанное гениями, заставит технику и науку идти вперёд с невообразимой быстротою и с такою же быстротой улучшать человеческий быт. Это повлечёт за собою усиленное размножение. Население возрастет в 1000 раз, отчего человек сделается истинным хозяином Земли. Он будет преобразовывать сушу, изменять состав атмосферы и широко эксплуатировать океаны. Климат будет изменяться по желанию или надобности. Вся Земля сделается обитаемой и приносящей великие плоды. [К счастью, сейчас набирает силу экологическое движение, так что вредные антропоцентрические фантазии Циолковского, Ефремова и других «космитов» едва ли окажутся реализованными.]

Будет полный простор для развития как общественных, так и индивидуальных свойств человека, не вредящих людям.

Картину душевного мира будущего человека, его обеспеченности, комфорта, понимания Вселенной, спокойной радости и уверенности в безоблачном и нескончаемом счастье – трудно себе представить. Ничего подобного ни один миллиардер сейчас не может иметь.

Техника будущего даст возможность одолеть земную тяжесть и путешествовать по всей Солнечной системе. Посетят и изучат все её планеты. Несовершенные миры ликвидируют и заменят собственным населением. Окружат Солнце искусственными жилищами, заимствуя материал от астероидов, планет и их спутников. Это даст возможность существовать населению в 2 миллиарда раз более многочисленному, чем население Земли. Отчасти она будет отдавать небесным колониям свой избыток людей, отчасти переселенные кадры сами будут размножаться. Это размножение будет страшно быстро, так как огромная часть яичек (яйцеклеток) и сперматозоидов пойдёт в дело.

Кругом Солнца, поблизости астероидов, будут расти и совершенствоваться миллиарды миллиардов существ. Получатся очень разнообразные породы совершенных: пригодные для жизни в разных атмосферах, при разной тяжести, на разных планетах, пригодные для существования в пустоте или в разреженном газе, живущие пищей и живущие без неё – одними солнечными лучами, существа, переносящие жар, существа, переносящие холод, переносящие резкие и значительные изменения температуры.

Впрочем, будет господствующий наиболее совершенный тип организма, живущего в эфире и питающегося непосредственно солнечной энергией (как растение).

[Есть основания надеяться, что у Человечества достанет ума относиться ко всему живому достаточно бережно. А ещё, думается мне, самим людям, во-первых, нет нужды создавать себе в космосе искусственные обиталища, ибо во Вселенной несть числа незаселённым мирам, пригодным для воспроизводства Земной Жизни; во-вторых, если Человечеству удастся сохранить свою биогенетическую природу, людям придётся брать с собой и флору и фауну в качестве обязательных слагаемых своей планетарной натуры. – Об этом я ещё скажу чуть далее.]

После заселения нашей Солнечной системы начнут заселяться иные солнечные системы нашего Млечного Пути. С трудом отделится человек от Земли. Гораздо легче было одолеть солнечное притяжение, ввиду свободы движений в эфире и громадности лучистой энергии всего солнца, которой мог воспользоваться человек. Земля оказывается исходным пунктом расселения совершенных в Млечном Пути. Где на планетах встретят пустыню или недоразвившийся уродливый мир, там безболезненно ликвидируют его, заменив своим миром. Где можно ожидать хороших плодов, там оставят его доразвиваться. Тяжкую дорогу прошло население Земли. Страдальческий и длинный был путь. И ещё осталось много времени для мучительного развития. Нежелателен этот путь. Но Земля, расселяясь в своей спиральной туманности (то есть в Млечном Пути), устраняет эту тяжелую дорогу для других и заменяет её лёгкой, исключающей страдания и не отнимающей миллиарды лет, необходимых для самозарождения».

«Панантропия» и «Панантропос». – Нет, Цивилизация, воплощающая Замысел о Человеке и Человечестве, должна представлять из себя не просто благоденствующий Организм, но быть воистину Существом и Субъектом. О том, каковы специфические, различающие их признаки, я рассуждал в начале опуса (см. Примечание 1). Поэтому здесь просто немного детализирую представление, изложенное там.

Так вот, для Человечества как Существа, Земля – это пока лишь источник всего необходимого для жизни и обиталище, сиречь дом. Нынешнее Человечество, фактически уже являясь Существом, никак не отождествляется со своей планетой. Оно просто хозяйничает на ней, и пока что его хозяйничанье – прямо скажем – мало чем отличатся от инстинктивного поведения животных или даже паразитов. При этом для современного Человечества идеал Платона вполне подходит, так же как он подходит для отдельных государств. Однако по мере гуманизации культуры поведение Человечества будет становиться всё более субъектным… – И по какой причине? – Согласно Замыслу, Субъект Человечества, разумеется, предсуществует – читайте Пьера Тейяра де Шардена – и уже давно выступает в качестве Волителя. При этом по мере гуманизации культуры будет возрастать количество людей, открытых на Него, и Он, называемый Тейяром «Омегой», будет всё более определять поведение народов. Это аналогично тому, как по мере взросления человек постепенно всё полнее овладевает сначала своим телом, а после и поведением. Здесь важно обратить внимание на то, что превращение Человечества в полновластного Субъекта радикально меняет положение на Планете: сама Земля обретает в лице Человечества Сознание и Самосознание… При этом Человечество оказывается уже не только одним из биологических видов, обитающих на планете, но и Главой всей Земной Жизни – планетарным аналогом Головного Мозга. Утверждая это, предлагаю ещё взять в толк, что все виды психической деятельности человека являются всегда функцией человеческого организма in toto (лат. в целом, в полноте): ошибочно думать, будто всё дело в Мозге… Так вот, Человечество, возглавившее Живое Земли, будет аналогичным образом выражать не только собственные интересы, но интересы всей Биосферы и шире, куда шире… Ведь это будет уже даже не «Панантропос», а «Гея» (греч. γαια или γή) – Земля… А это, надеюсь понятно, – нечто совершенно иное, нежели «колыбель человечества».…

Другая сторона дела: «Новая Волна Творения» вовсе не сводится к простой экспансии Человечества во Вселенную, к освоению незаселённых миров: такая экспансия – лишь движительная основа оной «Волны». Сама же «Волна» – воплощение всё более сложных «Замыслов», реализация которых иначе как посредством Человечества или подобных ему Существ вообще невозможна… Ни космический корабль, ни даже холодильник не являются на свет непосредственно из Абсолюта… В общем, Человечество произведено не для того, чтобы просто быть, но для того, чтобы быть деятельным участником всепродолжающегося Творения

Важно обратить внимание ещё на следующее: прокреационная (от лат. procreator – родитель) функция Земли, которую должно будет осуществлять грядущее Человечество, предполагает производство различных по своей физических природе существ, аналогичных человеку… – Повторяю, едва ли у Человечества будет нужда колонизировать миры, заведомо неподходящие для земной формы жизни. Но почему бы не осваивать их с помощью разного рода роботов или существ иной генетической природы… Правда, у Циолковского эта мысль представлена совершенно фантастично…

Не буду смущать Вас, уважаемый читатель, другими ещё более «отлётными» фантазиями, ибо, как оно было заявлено в начале опуса, моя цель состоит в том, чтобы, заглядывая в Будущее, обнаружить естественные направления продвижения в него. Поэтому в заключение предлагаю просто сравнить стратегические установки двух ныне противоборствующих частей Планетарной Цивилизации.

Как известно, одна из них, – «США и К°», – настаивает на сохранении существующего миропорядка, оправдывая это возможностью, находясь в таком качестве, эффективно двигать Прогресс хотя бы и ценой утраты человеческой природы… Спрашивается, чем это не Актор (лат. actor – действующий, приводящий в движение) «Новой Волны» ?.. Думается, всё же, отнюдь не Актор, ибо риск утраты человеческой природы – это риск гибельный: в своём нынешнем качестве человечество просто не дотянет до своей предопределённой Миссии. Мир, в котором все части борются друг с другом – он в принципе не может стать СУЩЕСТВОМ

Что касается противной стороны, то она – а это Россия со присными – утверждает, будто бы необходимо утвердить и сохранять человеческую природу в её исходном качестве на основе ценностей, признаваемых традиционными… Дескать, достижение благоденствия при сохранении своей натуры – это и есть главная ценность… Проблема, однако в том, что такая стратегическая установка порочна в принципе, ибо противоречит Замыслу о Человеке как Креаторе (лат. creator – создатель, творец) «Новой Волны». Повторяю, очень большую и во многом непоправимую ошибку совершают люди, полагающие, что Человек призван к жизни лишь для того, чтобы жить-поживать, добра наживать да возносить хвалу Господу… Да, по своей биогенетической природе человек достаточно совершенен не только для того, чтобы стать полновластным хозяином на Земле, но и для того, чтобы выйти в Космос… Однако в историческом времени понятия цели и средства применительно к Человеку быстро меняются местами: способность к познанию и к созиданию нового была всегда средством достижения благоденствия, а в последнее время человек всё более превращается в Орудие обновления Мира. Человек, скроенный по лекалам примитивного консерватизма, пусть даже весьма «разумного», едва ли угоден Провидению…

По моему мнению, обе представленные стратегии обречены кануть в Лету. На смену им должно явиться «Гуманистическое Общество», Общественное Сознание которого должно, повторяю, сначала подняться до Планетарного, предполагающего отождествление с Землёй (Геей), а после – возвыситься до Космического…

«Последнее Предупреждение»

Каждый человек что-то считает правильным – это одинаково свойственно и мудрому, и глупому. Однако то, что они считают правильным, отлично одно от другого; в этом и состоит различие между мудрым и глупым.

Сюнь-цзы

 

Вот несколько заключительных Положений, к которым фактически сводится весь мой опус.

  1. Человечество – вид живых существ, обладающих генетически детерминированной способностью отлиться в Планетарный Суперорганизм, который, как таковой, мог бы, осуществляя свою прокреационную функцию, стать одним из акторов Новой Волны Творения. Это его Провиденциальная Миссия, предполагающая выход на просторы Космоса. Однако в своём нынешнем состоянии Человечество не готово к этому даже в пределах Солнечной Системы.
  2. Основная причина, из-за которой Человечество не может и на протяжении какого-то срока не сможет приступить к осуществлению своей Миссии, заключается в том, что на данный момент оно не является Планетарным Суперорганизмом, и вероятие скорого превращения в таковой крайне мало. Почему же необходимо качество именно Планетарного Суперорганизма? – Прежде всего и главным образом из-за того, что только Планетарный Суперорганизм является Существом Космического масштаба и Субъектом, который может строить адекватные отношения с Цивилизациями, достигшими статуса Космических. Всё дело в том, что Космос, вопреки наивным, антропоцентрическим представлениям, сам по себе полон Жизни – множество Цивилизованных Миров образуют множество Космических Сообществ, среди которых «ГУМАНОИДЫ» не последнее. И землянам придётся, если дело дойдёт до того, вписаться в него… Только по глупости можно думать, будто развитие Человечества происходит безнадзорно. Да, Эйдос Жизни как таковой не допускает существенного вмешательства в её развитие иномирян, но вовсе не исключает такового, если оно (развитие) начинает затрагивать их. А выход в Космос даже в пределах лишь Солнечной Системы уже затрагивает. Так вот, для Человечества в его нынешнем состоянии, когда народы ведут войну не на жизнь, а на смерть, он (выход), скажем прямо, – акт непозволительный… Как бы ни хотелось мне и близким мне людям ускорить процесс превращения Человечества в Субъекта Космических Отношений, ускорить его никак нельзя, доколе оно (человечество) остаётся приверженным принципу обогащения и народы конкурируют друг с другом…
  3. Как это должно быть ясно из содержания всего опуса, ни стремление сохранить нынешний общественный строй в варианте «Планетарной Империи», то есть господства одного из государств, ни стремление устроить так называемый «Многополюсный или Полицентрический Мир», – даже два «полюса» это уже много!.. – не соответствуют задаче ОБРЕТЕНИЯ КОСМИЧЕСКОГО СТАТУСА. А без него дальнейший прогресс для землян, вообще говоря, невозможен. Более того, в случае критического усиления угрозы Жизни на Земле со стороны «Человека “Разумного”», дальнейшее существование этого биологического вида может быть прекращено. А не хотелось бы!

Санкт-Петербург, апрель 2023

Песня сверчка Семёнов С.П.

pesnya-sverchka

 

От zagakara8

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top.Mail.Ru
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Ok